Пот и слезы человека. Типичные ошибки антропологов

(отрывок из книги «Прощай, обезьяна»)

Теплый пот
Данный эксклюзив указывает не просто на водно-земное происхождение, а на особые атмосферные условия, а именно: тело человека сформировалось в атмосфере, по степени влажности и количеству тепла близкой к парной бане. Второй важный момент – повышенная соленость водоема. Только в таких условиях могли образоваться человеческие потовые железы – совершенно уникальный физиологический аппарат, аналога которому не имеет ни одно другое животное на Земле.
Этот аппарат настолько уникален, что иногда приходится читать следующие заявления, которые иначе, как странными, не назовешь:
«Такого эффективного терморегулятора, как потовые железы человека, нет ни у одного из животных» (Гук, 1995, С.43).
Это заявление одного из ученых людей – яркое свидетельство того, что если представление об эксклюзивах присутствует в умах, то оно, как правило, искажено. Для того, чтобы осознать всю нелепость подобных заявлений, представим себе на минуту, каким терморегулятором мы владеем. Представим себе, будто это некий кондиционер, который вне нас.
Наши тела, — это помещения, где включен кондиционер и мы, благодаря этому, некоторое время ощущаем себя комфортно, атмосферная жара не дает о себе знать. Правда, дает себя знать одна неприятность: от работы кондишена наши тела покрываются неприятно пахнущей слизью. Причем, ее охлаждающий эффект длится всего несколько минут. Далее сам пот становится дополнительным фактором дискомфорта, угнетая нас больше, чем даже сама жара. Кому нужен такой кондиционер? Вряд ли фирма-производительница подобных приспособлений для «эффективной терморегуляции» имела бы успех.
В жарком климате человек выделяет до 10 литров этого продукта, который – пожалуй, единственный продукт животного происхождения на Земле – никому не нужен, кроме болезнетворных бактерий. А если стенки условного помещения, где мы условно укрылись, на самом деле условны и вокруг бродят свирепые хищники, которые сбежались за много километров на остро пахнущие выделения наших желез? Это называется «эффективным терморегулятором»? Через мгновение он будет регулировать нашу температуру в желудке хищника.
Не случайно большинство наземных животных, имея потовые железы (они есть у всех наземных животных, автор процитированной книги об антропогенезе этого, видимо, не знает), «предпочитают» иные способы терморегуляции, когда жарко: облизывание и полипноэ (учащенное дыхание с высунутым языком, почему животным просто необходим большой язык; человеку полипноэ ничего не дает, слишком мала площадь охлаждения).
Человеческий организм ведет себя «предательски» по отношению к нам. Человек способен выделять до 2 литров пота в час, теряя с каждым миллилитром 0,58 килокалорий (Таллис, 2010, С.43). В этом плане он действительно уникален со своей потливостью. Даже в самых комфортных температурных условиях мы выделяем не менее 0,7 литров пахучей, липкой жидкости. Что за расточительство? Разве данный факт не является подсказкой, что мы не можем иметь прямое происхождение от наземных животных, где никакого расточительства нет? Что подобный механизм мог сформироваться в каких-то эксклюзивных условиях?
Свинья, которая считается символом нечистоплотности, валяется в грязи. Проходит какой-то час. Грязь высохла, свинья потерлась о плетень – и стоит чистая, белая и ничем не воняет. Пусть человек попробует проделать подобный фокус и воспользоваться забором вместо ванны. Увы, если «венец природы» однажды запачкался, то без теплой воды он уже никак не сможет привести себя в порядок, потому что из его кожи постоянно источается природный клей для всякой гадости. В природе нет более жалкого зрелища, чем человек, не имеющий возможности помыться. В этом смысле природа сама предопределила нас стремиться к цивилизации. Можно утверждать, что человек обрел разум из-за необходимости бороться с выделениями потовых желез и их запахом. Человека сделал пот, — уверяю я.
В древности человек мог избавляться от своих липких выделений, неприятных по ощущению и опасных для жизни, если он обитал у теплого водоема. Во всяком случае, в период антропогенеза, когда об организованной бане он еще не мог помышлять. Если б он не имел возможности совершать омовения в теплой воде несколько раз в день, он не мог бы выжить физически.
Вопрос о появлении потовых желез следует подразделять на два: почему и как они появились?
Ответ на первый вопрос должен, по идее, содержаться в функциях этой системы. Считается, что их две: функция выделения и функция терморегуляции.
В качестве выделительной системы потовые железы не являются монополистами. По значению они стоят на третьем, если не четвертом месте. Выделением лишнего из организма занимаются также тонкий кишечник, почки, кожные покровы (которые постоянно отбрасывают омертвевшие клетки) и глаза (слезоточение). Существует мнение, что женщины живут дольше мужчин, потому что чаще плачут. Мужчины продлевают им жизнь своим поведением.
Факт, что массы братьев наших меньших, живя в одних условиях с нами, успешно обходятся без постоянной эксплуатации такой системы выделения, как потовые железы, доказывает, что крайней необходимости в них не было. Многие животные имеют потовые железы, но только у человека они являются основным средством терморегуляции. У некоторых животных они «включаются» только во время бега (у лошадей, например). Другие, например, собаки, потеют на порядок меньше людей, а охлаждаются учащенным дыханием. Ни одно природное существо «не хочет» источать аромат пота.
Много ли реальной пользы организму от такого способа терморегуляции?
Верблюд в своих природных покровах переносит диапазон температур от плюс 50 до минус 50 градусов. Человек в своих природных покровах – от плюс 18 до плюс 23. За пределами этих температур мы уже начинаем страдать, испытывать холод или избыточное тепло. Разумеется, речь идет об обычном человеке, не о «морже» или космонавте. У обычного верблюда преимущество по диапазону перед обычным человеком в 20 раз (100 градусов против 5).
При этом потовые железы в качестве терморегулятора не обладают универсальностью. Они помогают нам кое-как переносить жару. Точнее, даже не жару, а небольшое – всего на несколько градусов — превышение температуры над комфортной. От холода наша «эффективная система терморегуляции» не спасает нас никак. Хуже: повышенная потливость становится на холоде причиной переохлаждения и смерти. Подхватив легкую простуду, многие люди умирали из-за пота, который становился фактором сильного переохлаждения, усугубляя заболевание.
Безусловно, самой эффективной природной системой терморегуляции являются внешние покровы в виде шерсти, пуха и пера. У людей, как потомков морских животных, этого блага быть не могло. От переохлаждения нас защищают отложения жира под кожей, как у всех морских млекопитающих.
В том, что работа потовых желез не является природно-необходимым феноменом, убеждает сравнение с гориллами и шимпанзе. По генотипу мы синонимичны этим обезьянам. Замены в цепи ДНК различаются не более, чем один заменитель сахара от другого. В одни продукты добавляется ксилит, в другие сорбит, в третьи сахароза, — это все синонимичные замены. Приматы, как все нормальные животные, обходятся в тропиках без интенсивной эксплуатации потовых желез. Антропоиды могли избавиться от этого, когда отделились от эволюционной линии человека, в пользу шерсти. Что и сделали.
Как вообще возникло это невозможное приспособление? Невозможное, если исходить из факта, что для природного существа отрицательные последствия такого способа терморегуляции явно превышают положительные. Почему мы потеем даже в комфортных температурных условиях, когда о терморегуляции говорить не приходится?
Видимо, в прошлом человечества был такой период, когда наши предки жили в условиях теплой бани, требующей постоянного выделения пота. Это обстоятельство крайне важно ввиду того, что может указать на конкретный район, где возник наш вид. Достаточно определить, где в Старом Свете сложились такие условия 5-6 млн. лет назад. Нам патологическая потливость досталась в качестве филогенетического наследия.
Академическая эволюционная антропология не способна дать на это, как на многое другое, никакого ответа. Однобоко занимаясь мозгами и конечностями наших предков, эволюционная антропология игнорирует эту проблему, как и многие другие проблемы эксклюзивной физиологии и анатомии человека. Между тем, именно наши анатомо-физиологические эксклюзивы – прямейший путь к познанию тайны происхождения человека. Ни одного специального исследования на тему формирования потовых желез в разрезе антропогенеза мне лично обнаружить не удалось в фондах двух крупнейших библиотек: РГБ (Москва) и РНБ (Петербург).
В этой книге данная проблема, как и некоторые другие, поставлена впервые. Она имеет право на существование, потому что вопрос о происхождении человека смело можно ставить таким образом: как и зачем появились анатомо-физиологические эксклюзивы человека? Если у нас есть то, чего более на Земле ни у кого нет, значит, именно этим мы и отличаемся от прочих организмов.
Итак, будем искать ответ на вопрос, каким образом появились такие потовые железы у предков людей, имея в виду, что разъяснения требует их невероятная для животного царства интенсивность, а также тот факт, что люди – единственные существа на Земле, которые имеют потовые железы по всему телу. У нас потеют даже ладони, несмотря на явную «невыгодность» этого явления: когда ладони становятся скользкими, мы теряем захват. Наземные животные не дают нам ключа к ответу. Логично обратиться к морским, особенно к дельфинам. Здесь нас ждет полная неожиданность: у дельфинов потовых желез нет вообще.
Полное отсутствие у дельфинов потовых желез представляет известную трудность для излагаемой здесь теории антропогенеза. Это очень немаловажный факт, учитывая значимость этого приспособления в эволюции. Используя один только этот аргумент, мне обоснованно могут указать на то, что человек на самом деле произошел от наземных животных, имеющих потовые железы, и дельфины здесь не при чем.
Разгадка этой загадки эволюции заключается в следующем. Потовые железы животных и потовые железы человека – это разные железы. «Человеческий пот производится… железами внутренней секреции, — пишет известный физиолог Р.Таллис, — У остальных животных, исключая высших приматов, он выделяется вонючими и зловонными апокриновыми железами» (Таллис,2010,С.42). Это означает, что между человеком и наземными животными, которые эволюционно предшествовали появлению человека на Земле, в данном пункте нет никакой преемственности. Наоборот, наблюдается перерыв постепенности, как будто у нас были предки, начисто лишенные изначально данных потовых желез, которые эволюция стерла, как ластиком.
Предками дельфинов были наземные млекопитающие, которые не могли не иметь потовых желез. Перейдя к полностью водному существованию, дельфины лишились потовых желез. Вот здесь и поработал ластик эволюции. Но затем у наших предков (которыми были не дельфины, а особая форма древних дельфинид, — см. ниже) ввиду острой необходимости появились потовые железы, но это был уже совершенно другой механизм, который природа достала из своих запасников. У эволюции, как правило, бывает несколько вариантов развития. Возможно, восстановление «отмененных» ранее потовых желез не удалось в силу закона необратимости эволюционных изменений и после возвращения наших предков из моря на сушу природе пришлось заняться созданием системы охлаждения и смазки кожи с нуля. Используя свой прошлый опыт она, как опытный архитектор, создала удивительный, невероятно эффективный, уникальный механизм. Сама его уникальность говорит о том, что мы не были в общем потоке, что предки человека прошли через ландшафтную инверсию, через реинтеграцию. Интересно, что даже в этом случае природа, создавая человеческое тело, осуществила инверсию, когда имел место перелом, переход к новому качеству после отмены прежнего.
Этот же факт говорит о том, что между низшими обезьянами и высшими приматами нет прямой преемственности, антропоиды – потомки гоминид. Их потовые железы имеют человеческую природу, отличаясь только гораздо меньшей интенсивностью. У низших обезьян совершено другие потовые железы.
Нам остается ответить на вопрос о внешнем стимуле формирования таких потовых желез. Ответ на него важен не только сам по себе в разрезе общей теории антропогенеза. Он подведет нас к тому, чтобы уяснить, где следует искать нашу прародину.
Механизм появления потовых желез заключен в биохимических процессах, происходящих в организме. Первопричиной могло быть интенсивное испарение некоего древнего Моря, которое привело к выпадению соли и общему росту ее концентрации в воде. В известном смысле, можно сказать, что человека сделала соль. Наш пот представляет собой разжиженную гипотоническую смесь соли и воды.
Потребление соли с пищей, например, с водорослями не могло не вызвать рост концентрации соли в мягких тканях пралюдей. Это, в свою очередь, резко повысило интенсивность преобразований, потому что соль ускоряет обменные процессы. Впрочем, это очередной побочный положительный эффект общего хода событий.
Для ответа на наш вопрос важно то, каким образом соль вызывает ускорение процессов обмена. Она вызывает ускорение обменных процессов в организме, потому что буквально «выбивает» жидкость из клеток, которая должна замещаться новой порцией жидкости. Это свойство соли, скорее всего, сыграло важную роль в первичном «выбивании» влаги на поверхность кожи и формировании специальных каналов «утечки», трубчатых образований в коже. Не случайно человеческий пот всегда соленый, даже если человек избегает соленой пищи.
Соленость пота, а также слез человека, — очень яркие свидетельства нашего морского происхождения. Подобные выделения наземных животных почти не содержат соли.
По мере обмеления некоего древнего Моря пралюди все чаще и чаще вынуждены были задерживаться на суше. Например, для того, чтобы совершить переход из одного изолированного водоема в другой. Тут и проявился жизненно-необходимый эффект нового приспособления.
Теперь мы уже являемся заложниками этого приобретения. Наши потовые железы источают свой секрет даже тогда, когда мы гибнем от дефицита воды, лишая нас остатков влаги. Не случайно ведь люди с патологически сухой кожей испытывают постоянный зуд по всему телу.
Потовые железы человека сформировались не сразу. Это сложный механизм, возможность его формирования обеспечила атмосфера теплой парной бани, которая защищала кожу пралюдей, когда те оказывались на суше.
Больше всех выигрывал тот из наших предков, кто не уступал никому свой ареал обитания на побережье. Наверное, это были самые сильные и умные. Т.о. циклы Моря способствовали естественному отбору. Уходящие на материк особи погибали или вырождались. Вполне вероятно, что, спустя некоторое время, успешно эволюционирующие люди встречали их уродливых потомков и приходили в ужас.
Не используя соль, не зная ее огромного значения и не умея употреблять ее в виде специальной добавки, гоминиды с их соленой потливостью не могли долго оставаться на прежнем уровне развития. Поскольку йод поступал в организм с морской солью, они начинали испытывать жуткий йододефицит. Самым неприятным последствием дефицита йода для эволюции является расширенное воспроизводство дебилизма. Родители, испытывающие хронический или острый дефицит йода, рожают умственно отсталых детей. Через несколько поколений в мигрантах уже нельзя было узнать бывших гоминид, «венцов творения» своей эпохи. Их взгляд был бессмыслен, зачатки речи пропадали, скелет утолщался и становился уродливым, возвращались животные инстинкты.
Однако пришло время, когда мигранты на материке перестали вырождаться и даже начали развиваться эффективнее, чем «пляжные» люди. Пришло время, когда переселение на материк стало возможно, а преодоление трудностей, связанных с освоением новой среды обитания, ускорило прогресс.
Это время наступило тогда, когда люди начали употреблять соль в качестве специальной добавки к еде. Как это произошло, как им пришло это «на ум»? Об этом мы поговорим ниже, а сейчас необходимо обратиться еще к одному «соленому феномену».

Холодный пот

Обратите внимание, что с одним потоотделением связаны целых 3 эксклюзива, а не один: невероятная интенсивность, расположение потовых желез по всему тему и эксклюзивный механизм (другие, чем у животных, железы). Есть еще одна загадка потения, еще один эксклюзив: т.н. «холодный пот», который «прошибает» нас от волнения. Таллис называет его «метафорой сильного волнения» и пишет, что «цель этого пота неясна» (Таллис, 2010,С.45). «Предполагают, что охлаждение тела позволяет сжигать больше энергии, не перегреваясь. Это кажется разумным, когда речь идет о драке или, скажем, полете, но не объясняет волнения, ставшего результатом публично допущенной оплошности» (там же). Это не объяснение, если учесть, что холодный пот прошибает даже тогда, когда человеку холодно.
Холодный пот – это именно следствие стресса и это абсолютный эксклюзив: животные от волнения не потеют. С чем связано это странное явление? Вы удивитесь простоте объяснения, причем, попутно я объясню еще один загадочный феномен, в который, в силу его необъяснимости, верят почти все люди, как в нечто чудесное.
Существует легенда, будто змеи, крупные удавы, способны гипнотизировать свою жертву. На самом деле, когда небольшое животное, например, обезьяна, замечает подбирающуюся змею, она как будто теряет подвижность, сжимается в комочек и сидит, с ужасом глядя на удава. Отсюда возникла легенда о гипнотических способностях змей. В нее верят даже образованные люди, хотя, как я покажу во второй части, способность к гипнозу и связанная с ней способность быть загипнотизированным, – это эксклюзив человека, лежащий в основе сознания. Животные не способны к гипнозу ни в коей степени.
В 2009г. меня пригласили прочитать лекцию для преподавателей Института психологии в Санкт-Петербурге. После лекции состоялось чаепитие, где один преподаватель с увлечением рассказал о прочитанной книге об экспедиции Перси Фоссета, знаменитого прототипа профессора Челленджера из романа А.Конан Дойла “Затерянный мир”. Профессионального психолога, имеющего ученую степень, впечатлил описанный случай, когда к группе путешественников подобралась огромная анаконда. Бывший с ними проводник-индеец присел, сжался в комок и застыл от ужаса. «Он под взглядом змеи приготовил сам себя к поглощению! Змея его загипнотизировала!» — заявил кандидат наук. Белые люди не приседали, они просто расстреляли удава, в котором оказалось более десяти метров. Факт, что на цивилизованных людей змеиный гипноз не действует, должен внушать сомнение в правильности гипнотической трактовки подобного поведения жертв.
Никакого гипноза на самом деле нет, — психолог ошибается, — есть адекватное поведение в миг опасности. Дело в том, что змеи видят только в инфракрасном спектре, улавливая тепло. В связи с тем, что от анаконды, когда она подобралась на несколько метров, спастись невозможно ни на дереве, ни в воде, ни в дупле, остается только один способ: излучать как можно меньше тепла, а для этого надо сжаться в комок и не двигаться. Иногда это может помочь, особенно если змея будет отвлечена более ярким тепловым сигналом другого животного, которое вздумало убегать. Поэтому все стадные существа, включая обезьян и первобытных людей, в данном случае соревнуются, кто лучше затаится и кто будет излучать меньше тепла. Версия змеиного гипноза появилась от незнания того, что я здесь пишу впервые в истории, как это ни странно.
У наших предков не было более опасных врагов, чем змеи. В том ландшафте, в котором формировался физический тип человека, змеи, огромные удавы, были хищником номер один. Гоминиды в качестве еды их очень устраивали по размерам и по удобной для заглатывания форме тела. Вот здесь природа и позаботилась о том, чтобы род человеческий не прервался. Она дала нашим предкам два великолепных анатомо-физиологических приспособления. Первое – это холодный стрессовый пот, который великолепно охлаждает тело, причем, почти мгновенно. Эффект охлаждения длится недолго, но, если сжаться в комок, то в «тепловизоре» змеи можно слиться с ландшафтом и остаться незамеченным. Обратим внимание на то, что холодный пот, в отличие от горячего, покрывает даже ладони и ступни. Эти физиологические события начисто отметают версию терморегуляции, оставляя только версию “страховой” защиты от змей. Горячие, ярко красные ступни и ладони легко могли выдать змее их обладателя. Потовые железы здесь “заводятся” и вырабатывают холодную жидкость только под воздействием сильного стресса. Человечество знает об этом давно и давно использует для изобличения трусов и преступников. (“Говоришь, не виноват? А почему у тебя ладонь вспотела?!..”). О втором приспособлении для спасения от змей поговорим ниже.
Страх – это очень значимая эмоция, предмет многих трудов и дискуссий. Это массовидное явление, нуждающееся в обосновании, подобно явлению игровой зависимости человека или феномену немотивированной жестокости. Толкований предлагается много: теологических, философских, психологических. До сих пор отсутствовало физиологическое, эволюционное объяснение этого явления. По сути, оно внятно формулируется только здесь и сейчас. Страх – это негатив, парадоксально имевший огромное позитивное значение в выживании вида. Это не только некий недостаток, но и великая способность, причем, не только психическая, но и физиологическая. Сильный страх вызывает мгновенный выброс гормона, который мгновенно вызывает холодную испарину, без которой выживание в том ландшафте, в котором формировался человек, было невозможно.

Слезы

Еще одним человеческим эксклюзивом является плач, связанный с обильным слезоточением. С.Кардосо и Р.Саббатини предложили даже переименовать наш вид: «плачущее животное». Аналогичная секреция животных не идет ни в какое сравнение с человеческой. Никто, кроме нас, не способен рыдать и плакать «в два ручья». Как объясняют этот феномен физиологи? Объясняют применительно к детскому возрасту тем, что плач привлекает внимание матери. Но, с другой стороны, при чем слезы? Разве нельзя пищать без них? Животные пищат. И даже если мы примем такое объяснение, это не объясняет само явление, как таковое.
«Это не объясняет слезы взрослых, которые больше не являются малышами в джунглях жестокого мира, — пишет Р.Таллис, — тем паче что плач взрослого человека чаще всего принимает форму безмолвного всхлипывания: слезы льются беззвучно”. Далее Р.Таллис дает интерпретацию, которая мне импонирует:
«Биологи предлагают этому следующее объяснение. Взрослые – это плаксы, потому что их мозг застыл и его детские анатомические и физиологические характеристики не исчезают до самой старости». (Таллис, 2010,С.63). Т.е. речь идет об изначальном педоморфозе , который имел место быть в эволюции человека. Это еще одна существенная подсказка для определения механизма антропоэволюции и настоящих предков людей. Мы ею воспользуемся.

Запись опубликована в рубрике Статьи, Антропогенез с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Пот и слезы человека. Типичные ошибки антропологов

  1. Уведомление: Критика инверсионной теории антропогенеза | Сайт Виктора Тена

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *