История одной фальсификации

Опубликовано в журнале «Свободная мысль» №5, 2019 

Это был очень яркий «вброс» согласно «окнам Овертона»: вначале предположение-вброс, потом его неоднократное повторение, потом подача уже без оговорки насчёт предположения, далее уже воспроизводят, как истину, потому что «все это знают». Речь идёт о «буковых дощечках», на которых, якобы, писали древние германцы, откуда в немецком языке слово Buch «книга», а в русском — якобы — «буква».

  1. Так называемое «доготское *bōkō»

Автор первого отечественного «Этимологического словаря» А. Преображенский пишет в статье «бук»: «Название дерева стало употребляться в значении «книга», потому что на буковых дощечках или палочках начертывались руны» и даёт ссылку на А. Торпа. Макс Фасмер, немецкий автор самого авторитетного среди лингвистов «Этимологического словаря русского языка» пишет в статье «буква»: «Несомненны связь с названием дерева бук и герм. происхождение. Вероятнее всего, источником явилось доготское *bōkō».

Возникают вопросы: «доготское» – это конкретно чьё? Что означало? Фасмер подаёт его как восстановленную лексему (под соответствующим значком *). Он пишет обтекаемо: «доготское *bōkō», потому что не может сказать, в каком именно древнегерманском языке было это слово. Ни в одном из 13 древних германских языков этого слова нет. Несмотря на это, все русские этимологи начали старательно копировать Фасмера. В промежуток между творением Фасмера, сочинявшего свой словарь в гитлеровской Германии для покорённого народа (поэтому в нём практически все русские слова выводятся из иностранных) и последним отечественным словарём много было написано о «германском доготском *bōkō» и «буковых дощечках». «По происхождению представляет собой видоизменение герм. (доготского) *bōkō… Германское *bōkō (бук) получило значение «буква» переносно, по смежности с буком, на дощечках из которого в древности изображались письмена», — уверяет в статье «буква» автор «Этимологического словаря русского языка» Г. Цыганенко. «Первоначально писали на буковых дощечках» (Н. Шанский). «… Именно на буковых дощечках первоначально чертились письмена. Неожиданное, но закономерное родство письменного знака и дерева», — пишет о слове «буква» Г. Крылов. Л. Успенский в «Этимологическим словаре школьника» разъясняет детям происхождение слов «буква»: «Во все славянские языки это слово проникло из германских. У древних готов «бо́ка» значило одновременно и «бук» (порода дерева), и «литера, вырезанная на буковом чурбанчике». Отсюда и современное немецкое «бух» — «книга». И у нас древнейшим значением слова «букы» было «литера, выгравированная на брусочке букового дерева». Успенский вводит школьников в заблуждение. «Обозначение бука-дерева не засвидетельствовано в готском», — пишет Преображенский.

 Кто и когда писал на буковых досках?

Информация о «буковых дощечках» стала знанием «само собой разумеющимся». Авторов, уверенных в том, что древние германцы писали на буковых дощечках столько, что простое перечисление займёт десятки страниц. Причём, это далеко не всегда маргиналы. Это очень уважаемые (без иронии) профессионалы. Например, В.Н. Топоров отмечает в ходе изложения другой темы: «Древнейшие руны в Северной Европе вырезались на буковых досках, откуда англо-сакс. boc, англ. book «книга», русск. буква и т.д.» [9, С.447].

До сих пор версия «буковых дощечек» критике не подвергалась ни со стороны историков, ни со стороны языковедов. Между тем, на буковых досках никто никогда ничего не писал, потому что бук – это дерево, во-первых, очень твёрдое, твёрже дуба; во-вторых, волокнистое. Если вдоль волокон ещё можно что-то процарапать, то поперёк волокон это слишком трудоёмко. Представим себе, что в науке бытует мнение, будто «древние германцы писали на дубовых досках». Оно сразу вызвало бы сомнения: зачем писать на таком твёрдом материале, когда есть более пластичные? А вот относительно бука эта дезинформация прошла без возражений, потому что с буком современные люди знакомы меньше. Можно было бы предположить, что самое твёрдое дерево европейских лесов использовали ради сохранности текстов. Однако, здесь опять незадача: буковая древесина, в отличие от дубовой, несохранна. Её очень любят микроорганизмы. Дуб содержит естественные алкалоиды, убивающие грибок (поэтому, если писать ради сохранности на твёрдом дереве, то дуб подходит больше). Бук беззащитен, поэтому его, несмотря на завидную, ровную, крепкую «стволовитость», никогда не использовали для наружных работ при строительстве, а также для мачт кораблей. Для мачт использовали берёзу и сосну, несмотря на то, что берёза колкая, сосна непрочная. Разумеется, тридцатиметровый ровный ствол бука был бы предпочтительней, но этот крепкий великан сгнивал за несколько лет. Бук не использовали даже для подкровных матиц, потому что в неотапливаемом помещении (чердаке) он быстро истлевал. Буковая древесина могла долго сохраняться только в сухом, отапливаемом помещении.

Благодаря волокнистости, бук имеет красивую текстуру. Сердцевина у него красная. Этот цвет после непродолжительного вымачивания распространяется на всю древесину, которая приобретает красивый светло-красный оттенок. Далее, после просушки в тени, доски использовались для производства мебели. В Европе в течение многих веков бук являлся основным «мебельным» деревом. Другие породы подходили для этого меньше. Одни были слишком мягкими (липа, осина, сосна, ель, яблоня) и не давали красивой текстуры. Другие были слишком колкими (берёза). Третьи не давали широкой, ровной доски (вишня, орех). Эта древесина пошла в ход в связи с вырубкой бука и только после появления станков для производства шпона. Дуб не давал столь длинной и ровной доски, как бук. Первые ветви у дуба растут очень низко, тогда как бук имеет ровный ствол на протяжении десяти и даже более метров. Он давал широкую мебельную доску «без сучка и задоринки», за что и поплатился.

Для письма бук не годится совершенно ни по каким своим качествам. Для вырезания славяне использовали липу, дающую пластичную древесину, в два раза более мягкую, чем буковая, без твёрдых волокон, благодаря чему по ней можно резать во все стороны. Несмотря на то, что липа мягче бука, она более устойчива к переменам температур и влажности. Церкви не отапливались, а иконы на липовых досках не коробились, не плесневели, хотя в морозы покрывались изморозью от дыхания молящихся, а потом оттаивали и увлажнялись. Несмотря на это, они сохранялись веками. Две известные древние книги на деревянных досках — не буковые. «Трипитака Кореана» написана на берёзовых досках, «Новгородский кодекс» — на липовых. А вот хрестоматийные «буковые дощечки», на которых, якобы, писали древние германцы, не сохранились ни в схронах или святилищах, ни в земле, как берестяные грамоты, — нигде. Никто никогда не видел ни одной буковой доски с рунами. Их нет ни в одном музее. Почему берестяные грамоты и липовые церы «Новгородского кодекса» сохранились в земле, пролежав более тысячи лет, а буковые доски – нет? Возможно возражение, мол, берестяные грамоты и липовые доски сохранились, благодаря болотам, где не тлели в связи с отсутствием кислорода. Но в Германии тоже много болот, в которых много чего сохраняется. Сохранились одетые в кожи тела эпохи раннего железа, а буковых досок не сохранилось ни одной. Мы можем сказать, что какой-то древний текст сохранился, благодаря папирусу, обожжённой глине, пергаменту, пальмовым листьям, камню, бересте, липовым или берёзовым доскам, но мы ни разу не можем сказать, что какой-то древний текст сохранился, благодаря буковым дощечкам.

Их просто не было: ни германских, ни славянских. Известный фальсификатор нач. 20 в. А.И. Сулакадзев назойливо писал о «древнеславянских книгах на буковых досках».  Его имя связывают с т.н. «Велесовой книгой». Мы имеем самое очевидное, буквально материальное доказательство подделки: не могло быть никаких буковых досок с письменами. Автор подделки проявил себя как тупой подражатель, повторяющий общее мнение, не зная, что оно ложное — и ловится на этом.

Если среди русских древностей есть одна деревянная книга (Новгородский кодекс), то среди германских нет не только буковых книг, но вообще никаких. Даже упоминаний о таком явлении нет ни в древних рукописях, ни в старопечатных книгах. Ни один историк, работавший в архивах, ничего не пишет о «буковых дощечках». Если б они были – мы имели бы большую литературу, как по папирусам или бересте. Эту фальшивку породили немецкие лингвисты. Зачем?

 Автор фальшивки

Преображенский ссылается на книгу А. Торпа, изданную в Геттингене в 1909 г. Но Альф Торп в этой книге уверяет, что является только обработчиком словаря А. Фика. Само издание вызывает недоумение: «А. Торп. Сравнительный словарь индогерманских языков от Августа Фика, обработанный Альфом Торпом». (Кстати: немецкие лингвисты до сих пор называют индоевропейские языки «индогерманскими», что само по себе говорит об их отношении к самобытности славянских, кельтских, балтских языков). Это единственное в своём роде произведение в научном мире. До сих пор подобные обработки приходилось встречать только в литературе для детей (история Пиноккио-Буратино, «страна Оз» – «Изумрудный город», сказки про Пятачка и Винни-Пуха и тому подобное). В научном поле это выглядит неожиданно. Это всё равно, что мне взять словарь Фасмера и переписать по-своему, убрав и добавив всё, что хочется («Этимологический словарь русского языка от Макса Фасмера, обработанный Виктором Теном»), а хочется многого, особенно убрать.

Август Фик – первый филолог, который осуществил пословное сравнение индоевропейских языков. В словаре Фика упоминание о буковых дощечках, а также о «древнегерманском *bōkō» отсутствует. Что есть? «Bhago – Buche, лат. fagus, гот. Boka Buch» [16, Р.489].  «Bhago» – это санскритская форма, означавшее дерево-бук, fagus – латинское название бука, далее идёт готское слово уже в смысле «книга» (впоследствие немецкие же лингвисты Фика поправят: в готском не «книга», а «буква»). В «торповском» варианте словаря Фика на этом месте уже две статьи, причём, не bhago, а bōkō, без значков и оговорок, что это реконструированная форма. Первая статья bōkō посвящена дереву бук, вторая – значению «книга». Ко второй статье даётся пояснение: «Eigentlich (Tafel aus) Bucheholz mit eingeritzten Runen» («собственно (из досок) древесины бука с вырезанными рунами») [18, Р. 271, 272]. Это и есть первоисточник лжеучения. Фасмер по-своему «обработал» придуманное Торпом bōkō: у него оно стало «доготским, германским» словом, правда, со значком реконструированного, что говорит об одном: Фасмер словарь Фика знал (не мог не знать, в его словаре много ссылок на Фика и Торпа) и прекрасно понимал, что bōkō Торпом придумано, как и «буковые дощечки». Видимо, по этой причине Фасмер о них ничего не пишет. Он использовал подделку Торпа сознательно, но осторожно, в отличие от русских лингвистов, которые повелись на неё бессознательно и оголтело, возбудив невиданную в мировой истории активность фальсификаторов.

Вопрос: зачем Торпу понадобилось делать нелепую переделку словаря Фика? Ответ напрашивается: Фик работал над словарём в первой половине 19 в. и издал в 1868 г., когда Германской империи ещё не существовало. Торп издал свою подделку в 1909 г. – в разгар германского национализма. Он был родом из Норвегии, но учился в Германии и являлся пангерманским националистом, членом ордена Олафа: выдумка имела идеологические мотивации. У древних германцев, оказывается, была письменность на буковых досках! Интересно, почему до сих пор никто не решился проверить эту информацию? Одна строчка, написанная как бы походя, а сколько наворочено вокруг неё! К вопросу о пресловутой немецкой честности и точности. А также — о рабской зависимости русских лингвистов и историков от западных коллег.

 Происхождение названия бук

Опровергая фальшивку, мы не можем уйти от обязанности предложить свой вариант этимологии слов буква, буки, бук, бука и им родственных. Кроме мебельной древесины, бук даёт орешки. В отличие от дубовых желудей, каштановых орехов, лесного ореха (лещины) у буковых орешков не скорлупа, а корочка, довольно податливая на раздавливание, как у семян подсолнечника, поэтому из них давили масло, не уступающее по ценности оливковому и имеющее красивый светло-жёлтый цвет топлёного коровьего масла. В древности, до того, как славяне научились получать масло из семян горчицы и льна, буковые орешки являлись единственным источником растительного масла в славянских землях. Производство масла из злаковых культур, где оно содержится в мизерных количествах, требует довольно сложной технологии. Буковые орешки, содержащие более 50% масла, можно было просто давить после лёгкой прожарки, как давят семечки, даже без очистки от скорлупок. Они и внешне похожи на семечки треугольной формы. Собирать их нетрудно, потому что они падают на землю в оболочке по два или четыре орешка, которые называются «плюсками» (языковой послед производства: «плюски» плющили). Жмых являлся прекрасным кормом для животных. Плющение буковых орешков для получения масла имело огромное значение в хозяйстве.  Достаточно вспомнить, что, согласно древнегреческой мифологии, на суде богов предпочтение среди богинь было отдано Афине именно за то, что она дала эллинам масличное дерево – оливу. Бук — это масличное дерево древних насельников более северных европейских земель.

Изначально появились слова: боук в значении бык; боука в значении корова. Это звукоподражательные, воспроизводящие бычий рёв слова, их появление не нуждается в объяснении, это первичный словарь, от которого мы и будем двигаться. Их сохранность в славянских языках говорит, что весь куст пошёл именно от языка славянских предков.  Далее – бука в значении корова; быкъ в общем значении бык; бугай в значении «бык-производитель». Относительно происхождения данного слова могут быть два варианта, вопреки общему убеждению о татарском заимствовании. Первый: глагол бучати, встречающийся в самых ранних древнерусских текстах, в силу наличия шипящей не может быть изначальной формой. Бучати получилось из букати или бугати, откуда бугай выводится прямо; в таком случае татарское слово получается заимствованным от славян.

  1. От бука – к букве

Семантика более чем проста: дерево, дающее масло, дерево-корова, дерево-бука. Это очень древние понятия, ибо восходят к индоевропейским временам, а это финальный неолит-ранняя бронза. Тогда на Русской равнине, прародине индоевропейцев, был атлантический климат: умеренно-влажный и тёплый. Зона бука на севере доходила до южных границ современной тундры, захватывая Вологодскую, Ленинградскую области, юг Карелии. На Урале буково-дубовые леса росли выше широты Нижнего Тагила. На месте тундры колыхалась тайга, подступавшая непосредственно к Баренцеву морю. В конце этого периода в Северной Евразии наступил ксеротерм (по Шнитникову), – сухой и холодный климат, который и вызвал массовые миграции первой половины 2-го тысячелетия до н.э., прежде всего – арийское нашествие в Индостан, а также исход готов из Скандинавии в Среднюю Азию, согласно Иордану (см.: 7, 2013, С.3-26; 8, 2017). Согласно Иордану, готы были племенем, родственным граниям, раниям, ругам, арохам и т.д, в которых по названиям можно узнать предков славян [3]. Остров Рюген до сих пор носит имя одного из этих племён. В Средние века на нём, а также на примыкающем большом куске материка, господствовали «раны» или «руны».

«…Раны (или руны), могучее славянское племя. По закону без учёта их мнения не принимают ни одного решения по общественным делам. Их так боятся по причине их близости к богам…» (1, IV, 18). Интересно, что в Средние века в Европе рюгенских славян, которым платили дань все другие и которые непосредственно занимали не только остров, но и большую территорию на материке, отождествляли с русскими. Как пишет современный немецкий историк А. Пауль «Традиция отождествления рюгенских славян и русских хорошо известна по ряду письменных источников, начиная со средневековья». [17, P.5]. Существуют причины, почему немецкие историки заговорили об этом, спустя много веков замалчивания. Причина в том, что поляки начали толковать о том, что «Рюген – это святая великопольская земля». Польские язычники-националисты массово собираются на этом ныне немецком острове, установили там столб Святовита. Полностью отрицать славянское прошлое невозможно, поэтому немцы «вспомнили», что руны (раны), владевшие Рюгеном, — это русские.

Рюгенские славяне-руны пользовались рунической письменностью. Руны видны на камнях самой древней на острове церкви (1200 г.), построенной сразу после захвата Рюгена Вольдемаром I в 1168 г. из камней, стащенных со святилища Святовита. Название руническое письмо прямо образовано от названия этого народа по тому же типу как «пуническое письмо», «латинское письмо» и т.д. Германцам оно долго было непонятно, поэтому они называли его «тайное письмо» или «тайна» В настоящее время именно эта германская этимология – от «тайна» – принята в мире. Но почему тайна, если это их собственное письмо? Безусловно, это вторичная этимология, первично было руническое письмо, т.е. письменность славян-рунов, которые, как уверяют немецкие историки, опирающиеся на древние источники, были русскими.

Северные руны, особенно старшие, представляют собой нехитрые комбинации из косых или прямых палочек, и треугольничков, похожих на буковые орешки. Современные художники-монументалисты никогда не станут вырубать в камне, пока не сделают прорисовку. Древние люди, вырубавшие руны в камне, поступали точно так же, не надо думать, что они были глупее нас и любили сизифов труд, вырубая надписи в камне без образца перед глазами. Однако, письма, как такового ещё не было. Они делали выкладки, используя такой удобный материал, как одинаково выструганные палочки и треугольные буковые орешки, однотипные от природы. Отсюда название письма буковь, а отдельного знака буква. Скорее всего, сами старшие руны были придуманы, благодаря таким выкладкам на каменных плоскостях или шкурах. Думаю, что это более жизненная версия, чем версия о никогда не существовавших «буковых дощечках».

В русском языке и в большинстве славянских языков сохранилось огромное гнездо выводимых друг от друга слов с перечисленными здесь корнями. В других языках этого нет. В германских – только третичное Buh книга и производные от неё типа «бухгалтер». В готском, с которого мы начали реконструкцию, есть значение буква, но нет бук в значении дерево. Ни в одном из этих языков нет буквы буки, по-другому называется бык. Это означает, что они заимствовали славянское слово в уже иносказательных значениях. Готы — первыми – как буква, германцы, — скорее всего, от них, уже как «книга».

«М. Фасмер считал невероятным предположение о превосходстве славянской культуры, — пишет В. Мартынов, — т.к. при наличии много­численных славянских терминов германского происхожде­ния, относящихся к области культуры, нельзя, якобы, найти ни одного германского термина». В этом Мартынов видит «влияние внелингвистической аргументации», т.е. идеоло­гической, нацистской. «Внелингвистическая аргументация» Фасмера поражает расистской наглостью. «Культуры в Вис­ло-Одерском междуречье, которые археологи считают сла­вянскими, не могут быть славянскими, т.к. слишком развиты для славян» [5, С. 10, 11]. Мы показали здесь, на каких наглых подтасовках зиждятся подобные аргументы германских историков и лингвистов.

Литература

  1. Адам Бременский. Кн. IV // Славянские хроники.- М.: Русская панорама, 2011
  2. Гельмгольд из Босау. Славянская хроника  // Славянские хроники.- М.: Русская панорама, 2011
  3. Иордан. О происхождении и деяниях готов. — Спб.: Алетейя, 1997
  4. Крылов Г. А. Этимологический словарь русского языка. СПб.: Полиграфуслуги, 2005 //https://lexicography.oline/etymology/krylov/
  5. Мартынов В.В. Славяно-германское лексическое взаимодействие древнейшей поры. — Минск, 1963
  6. Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1958
  7. Тен В.В. Народы и расы. Происхождение. СПб.: Инсайт, 2013
  8. Тен В.В. Великая аржавская статуя. Мегалитический комплекс на Русской равнине.- СПб.: МЕРА, 2017
  9. Топоров В.Н. Мировое дерево. Универсальные знаковые системы. Т.2, М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2010
  10. Успенский Л.В. Почему не иначе. Этимологический словарь школьника. https://lexicography.online/etymology/uspensky/
  11. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. 1-е издание: 1964 – 1973; 2-е издание: 1986 – 1987; 3-е издание: 1996; 4-е издание: 2006. Перевод с немецкого и дополнения О. Н. Трубачёва // https://lexicography.online/etymology/vasmer/
  12. Цыганенко Г.П. Этимологический словарь русского языка. Киев: Радяньска школа, 1989
  13. Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка в 2 тт. — М.: Русский язык, 1993
  14. Шанский Н.М. Этимологический словарь русского языка. https://lexicography.online/etymology/shansky/
  15. Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд п/р О.Н. Трубачёва. (ЭССЯ). Вып. 1-32, — М.: Наука, 1974-2009
  16. Fick A. Vergleichendes Wörterbuch der indogermanischen Sprachen», Göttingen, 1894
  17. Paul A. The roxolani from Rugen: Nikolas Marshalks cyronicle as an example of medieval tradicion to associate the Rugens slavs with the Slavic Rus // The Historical format, 1, 2015
  18. Torp А. Vergleichendes Wörterbuch. der Indogermanischen Sprachen von August Fick. Dritter Teil, umgearbeitet von Alf Torp. Göttingen. 1909
Запись опубликована в рубрике Статьи, Лингвистика с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *