Проект «джи-джи»

У Гамсуна есть великая метафора о любви: «Сердце влюбленного! Ты – цветущий сад и грязная свалка одновременно! Прекрасный цветущий сад, в котором свалены грязные, непотребные отбросы!»

Это о любви и, одновременно, об Индии. Я здесь в пятый раз и надеюсь бывать еще и еще, несмотря на то, что в сравнении с 2014 годом эта прекрасная свалка подорожала для россиян примерно втрое. Все из-за валютных игр Ротшильдов-Рокфеллеров. Если рубль падает из-за нефтяной объективки, то почему падает и рупия,  хотя Индия почти всю нефть  импортирует? Процентов на 20 упала к доллару, но при этом почти в два раза выросла к рублю. Если в прошлом году за 10000 рупий банкомат снимал с карточки 5600 рублей, то теперь снимает 12000.  Это, безусловно, банкстерские игры по скупке всего достояния землян несколькими семьями, которые владеют долларовым печатным станком. Они периодически опускают курс доллара, раздают «дешевые» кредиты, потом курс резко поднимают, и кредиты оказываются неподъемными. Сразу следуют предложения, от которых невозможно отказаться: отдайте завод, отдайте землю… Украина, похоже, скоро всю себя отдаст за никчемные зеленые бумажки. Это будет похлеще операции по покупке земли, на которой сейчас сидят банкстеры: их предки купили Манхэттен у индейцев хотя бы за связку стеклянных бус. Все-таки это было нечто сделанное руками, а значит имело хоть какую-то реальную стоимость. Хоть три копейки да стоило, а зеленые бумажки не стоят своим производителям ничего.

Но речь не о махинаторах, а о любви. Вот идет поезд из Бомбея на юг, или, как пишут в расписаниях, даун (яркое свидетельство правополушарного мышления индусов: на карте одно направление  идет вверх, другое вниз; в расписаниях   так и пишут: «uр» и «down») – и что мы видим? Люди живут под навесами из пластиковых мешков вдоль полотна дороги, а вместе с ними живут дети, которых никакая соцслужба не забирает  по причине неподобающих условий проживания. Стоят совсем молодые, лет по семнадцать, парень и девушка, у которых, судя по всему, двое детей. Старший, мальчик 3-4х лет, бегает с огромным серпом, втыкает его в землю, замахивается над головой маленькой сестренки. Никто не останавливает его опасную игру. Дети свободны, как трава или щенята. Все воспитание заключается в том, что утром и вечером мать сварит еду, рис с овощами, и накормит. Еда всегда свежеприготовленная, индусы никогда не держат утреннюю еду на вечер, а вечернюю на утро. Отец за день заработает или добудет другим путем рупий сто, это для прокормления более чем достаточно на семью из двоих взрослых и двоих детей.  И я не уверен, что его сердце бьется менее счастливо, чем у современного европейца или американца, сытого сверх меры за его счет. Благодаря долларовому насосу  один американский бездельник, балласт человечества, который и сбросить не жалко, потребляет столько в денежном выражении, сколько потребляют полторы тысячи индусов. И при этом по главному критерию процветания биологического вида, по размножению, отстает в разы!

gg1

Индийские женщины рожают первого ребенка в возрасте, который предопределен природой, когда, как написал в одном из своих романов Э.Колдуэлл, «у девушек набухают соски и они становятся, как сумасшедшие». Никто не слушает глупости медиков, будто «организм должен полностью сформироваться, а потом рожать». Как известно, полное формирование завершается в 22 года. В раньшие времена, когда люди еще следовали природе, девушки в таком возрасте считались переростками и старухами, непригодными для замужества. Девчат выдавали замуж, как только у них начинались месячные, то есть в 11-13 лет, в пятнадцать они уже няньчили первенца. Который, кстати сказать, легко рождался сам собой, без участия медицины, где-нибудь на поле в страду (часто случалось у русских), в лесу (у индейцев женщины уходили рожать в лес в одиночку), в лучшем случае в избе, вигваме, чуме, хижине и т.д. и т.п.

gg2

…Моя мама лежала в родильном отделении с одной казашкой, родившей примерно десяток детей. Достойная старушка в возрасте далеко за пятьдесят, собралась рожать в очередной раз и, в отличие от молодых соседок по палате, никакого страха перед предстоящим не испытывала. Ей не нужна была суррогатная мать, как Пугачевой. Она вообще удивлялась, зачем ее с чабанского отгона в больницу привезли. Разве она больная? А ее привезли в роддом, потому что с некоторых пор так было предписано властями.

— Мне родить – все равно, что сходить пописать! – говорила она, — Вы поздно рожаете, потому и мучаетесь! Первого надо до пятнадцати лет родить, тогда здоровая будешь по-женски. До ста лет легко рожать будешь!

И я верю. Думаю и даже уверен, что женский организм нормально формируется как раз в процессе вынашивания, а не в сухостое. Именно ранняя беременность гармонизирует эндокринную систему женщины, определяя ее состояние на всю последующую жизнь. Это опытно-научный факт, основанный на анализе исторической действительности. Когда люди следовали природе, они рожали здоровых детей без проблем. Цивилизация превратила беременность в болезнь. Цивилизация, превратившая беременность в болезнь, нежизнеспособна. Она рано или поздно с лица Земли исчезнет и это будет правильно, если мы не одумаемся.

Наше общество лживо. Оно борется с педофилией днем, а ночью ее практикует. На самом деле девушки очень рано вступают в половую жизнь. По факту педофилия процветает, ее и пропагандировать нет смысла. Говорю, отметая возможные обвинения в пропаганде педофилии. Зачем агитировать за то, что бытует массово без всякой пропаганды и агитации? Согласно статистике, большинство девчат к 13 годам уже имели сексуальный опыт. А как иначе, когда они уже ходят на дискотеки, где танцы, как известно, «это только предлог»? В передаче «Про это» одна девушка с плохо скрываемым стыдом призналась, что имела первый секс в 17 лет. Весь зал возмущенно загудел,  а ошарашенная ведущая переспросила: «Почему так поздно?!..». Стало быть, рожать в 17 лет рано, а развратничать уже поздно? Это нормально для нормальных людей? Почему-то кажется, что люди, живущие представлениями наоборотными западным, например, индусы, более нормальны. Бойкий пацан с серпом тому подтверждение.

Примерно с 13 лет большинство девушек начинают регулярно травиться гормональными противозачаточными препаратами. Когда я однажды хотел смазать небольшую проблему на теле кремом, знакомый врач, посмотрев, сказал: «Не надо! Он гормональный!». Гормональные препараты столь небезопасны, что даже снаружи их следует применять только в самом крайнем случае. А девчонкам те же врачи рекомендуют принимать гормональные препараты внутрь, уверяя, что они безвредны! А их безвредных не бывает в принципе! А девушка съедает их тоннами, пока соберется рожать где-то лет под тридцать! А эндокринка разрушена, нормальный метаболизм уже не восстановить! Она почти все 9 месяцев валяется по больницам и в итоге дарит обществу больного члена, в лучшем случае с  букетом аллергий, а сама еле выкарабкивается из этой житейской катастрофы! Ибо что это уже не женщина, а социальный продукт извращенного общества. Нормальной женщине родить в таком возрасте – все равно, что пописать: легко. Так рожали наши бабки и прабабки. Вяжет снопы, отошла, прилегла на пять минут, — и раздается громкий крик здорового новорожденного. Мать, отдохнув полчаса, оставляет  дитя в копне и идет работать  дальше с песнями. Вечерком, как рассказывала моя русская бабушка родом с Донбасса, сходит с бабкой в баню, та выправит живот, — и молодуха вновь готова к подвигам. На следующий день она уже не с бабкой, а с мужем в баню идет. Вот это – женщина, которую можно уважать именно как женщину. А наш социальный продукт – это не женщина. Это проклятье рода человеческого. Уважать ее невозможно. Здравый смысл вопиет. До тридцати развратничала, а потом родила… Что? Проблему для общества, горе для семьи, основание для носителей другой цивилизации, говорить, что наша цивилизация не имеет права быть! В Петербурге 95% новорожденных больны от рождения.

И не ждите, что вам будут уступать место в трамвае. Вы слишком не женщины, чтобы вас слишком уважать. Вас надо использовать и выбрасывать из своей жизни вон, как грязные тряпки. Мусульмане с нашими женщинами так и поступают, а своих уважают, потому что те замуж выходят девственницами и рождают качественных людей. А мы: бедная женщина, деньги собираем для больного ребенка. А она не бедная. Она – тварь преступная перед ребенком и обществом. Не девочку, нагулявшую в семнадцать лет, надо осуждать, а вот такую горе-матрону, которая в телевизоре сидит и ноет: у моего ребенка ДЦП и Альцгеймер и кровь не сворачивается, и есть он ничего не может, аллергия, требуется лечение за границей, соберите два-три миллиона! А чем думала, когда травилась, чтобы трахаться?!.. А когда аборты делала? Родовые пути в шрамах, неэластичны, у дитя твоего ДЦП, потому что его за еще мягкую головку щипцами тащили… И ты добрая мать, потому что теперь в телевизор ноешь для него?!…

В наши дни т.н. «западные гуманитарные ценности» стали неким этическим идолом. Там действительно много хорошего: права меньшинств, права женщин, права детей. Многие разумные люди, а не только либералы, эти ценности приветствуют, видя только одну проблему: двойных стандартов в применении. Когда выгодно, права меньшинств выдвигаются (косовские албанцы), когда невыгодно, задвигаются (русские в Донбассе). Я считаю, что необходимо подвергнуть пересмотру и сами ценности, как таковые. Дело в том, что согласно диалектике все прекрасное, если вовремя не остановить процесс, оборачивается в чудовищное (диалектический принцип оборачиваемости). Вдумайтесь: права женщин на личную жизнь обернулись практикой массового добрачного разврата, который, в свою очередь, приводит к физической гибели цивилизации, утвердившей эти ценности. И кому их передавать? Исламский фундаментализм черпает в этом силу. Его моральный смысл и сила заключаются именно в том, что он стремится защитить мусульман от этих ценностей. Не от двойных стандартов, с которыми борется Россия, а от самих «ценностей», как таковых. Они давно поняли их разрушительную для любой цивилизации силу.

…Вчера в Интернете прочитал новость: в Москве девятиклассника арестовали за секс с пятнадцатилетней девушкой. Видимо, ее родители расстарались. А за что парня судить? Или девушку, там еще неизвестно кто кого соблазнил, просто в современном обществе мужчина виноват по определению. Им природа сказала: пора! Это один из самых необоримых инстинктов, когда человек собой не владеет, он становится как сумасшедший, а она еще больше. Почему мы боремся с природой, почему предки этого не делали? Существуют две причины, по которой современная цивилизация борется с ранними – не сексуальными отношениями, которые, наоборот, пропагандируются, — с родами.

Первая физиологическая, якобы это вредно для организма женщины и ребенка. Но это чушь, как многое, что говорят врачи. Екатерина Вторая была первым в мире правителем, который установил минимальный брачный возраст: 13 лет. Крестьяне считали, что это слишком много. Но это факт: пятнадцатилетние девочки рожали чудо-богатырей, русская армия вплоть до второй половины 19в. была самой высокорослой в Европе. История медицины представляет собой смену одного заблуждения другим. Природа никогда не заблуждается. И если она говорит «пора», никакой, твою мать, ученый медик не имеет права открывать свой тухлый рот, чтобы вякать против нее. У Ромео и Джульетты все набухло, кровь кипит, они стали как сумасшедшие от неудержимого желания, а вы нудите: рано, организм еще не готов! Дураки протухшие, да и только. Кому лучше знать за свой организм?

Вторая причина социальная: столь юные родители еще не готовы социально. И это реальная, заслуживающая уважения причина. Ни прокормить ребенка, ни позаботиться о нем эти еще дети неспособны. Для них он как игрушка.

В старину в Европе и в России этой проблемы не существовало, благодаря большой семье, состоящей из трех поколений. Детей воспитывали не родители, а дедушки и бабушки. И это было прекрасно, потому что они обеспечивали социальный мимезис и передавали цивилизационный код. Если молодые родители могут только накормить ребенка, а потом «не мешай», то бабушка и дедушка считают важным рассказать сказку, сводить на могилы предков, поведать, кем они были, что хорошего сделали и т.д. и т.п.

С разрушением сельского уклада жизни большая семья ушла в прошлое. Больше всего от этого пострадали дети. В связи с тем, что юные родители социально не готовы к деторождению, им велено ждать до 25, а то и 30 лет: надо «выучиться», «встать на ноги» и т.д. и т.п. В итоге большинство детей не имеют шанса родиться на свет здоровыми. Дети появляются на свет, как удаленные опухоли, в результате болезни, каковой является теперь беременность.

Во-вторых, пострадали молодые, потому что в своем возрасте, когда они наиболее способны чего-либо добиться в жизни в возрасте 30-40 лет, они вынуждены отдавать львиную долю своего времени детям. А с больными детьми проблем еще больше.

В-третьих, пострадало общество, потому что передача социальных навыков и этнического кода стала гораздо менее качественной.

Восстановить большую семью невозможно. Поэтому западное (и российское) общество будет и дальше, во-первых, вырождаться физически, во-вторых, терять свой цивилизационный код. Никакие социальные программы, никакие деньги, изменить ситуацию не могут.

Должны ли мы покорно смириться с этим, как с неизбежностью, или попробуем найти выход? Я никогда не пишу, если не имею, что предложить. Просто рассуждать, поднимать проблему, подобно многим витиям, не вижу смысла. Если пишу о проблеме, стало быть, знаю, что знаю решение. Я вижу выход и он единственный.

Если большую семью восстановить невозможно, надо взять на вооружение азиатский опыт. У кочевников несколько поколений не жили в одной юрте, потому что не было условий. Но и здесь, как ни удивительно, заботы о малых детях ложились на старшее поколение. В Казахстане был обычай передавать первых детей бабушкам и дедушкам. Это было императивное родовое право: родители не имели первоочередных прав на старших детей. Мальчиков забирали в свой аул родители мужа, девочек, — жены. Старший сын был наследником рода, поэтому общество придавало большое значение передаче этнического цивилизационного кода. Старшее поколение обеспечивало этот процесс более качественно. Поэтому молодые отдавали старших детей родителям, даже плача, даже против желания, когда жалко отдавать игрушку. Это право имеет корни в обычаях древних азиатских народов. Например, в японской «Повести о доме Тайра» говорится: «Мотимицу… когда жена родила сына отдал мальчика деду, чтобы тот воспитал из него настоящего самурая» (СПб., 2005, С.440).

Надо не запрещать, а побуждать молодежь к раннему деторождению, а вот разврат, связанный с разрушительными гормональными медпрепаратами и абортами, запрещать. Пока что все наоборот: рожать запрещают, к разврату побуждают. На Западе искусство разврата преподается едва ли не с детского сада.

Старших детей должны забирать на воспитание дедушки и бабушки. Они сделают это в большинстве случаев с удовольствием и обеспечат гораздо более качественное воспитание. Если первых детей начнут рожать до двадцати лет, то гроссфатеры будут примерно сорокалетними. Самое время: они уже достигли потолка, пора делиться опытом и при этом сил еще хоть отбавляй. Но уже нагулялись, уже и хочется с детьми заниматься, но дети уже выросли, а раньше не хотелось, но приходилось поневоле. А молодые пусть делают свою судьбу, не заморачиваясь с детьми, внуков воспитывать будут. Разумеется, они должны с детьми видеться, должны иметь право забирать их домой, когда имеют свободное время, ездить отдыхать с ними, но никто не должен нудить юной маме: ты родила, значит, обязана! Ничего никому она не обязана. Она обществу великий подарок сделала: родила здорового ребенка. И ребенку надо объяснить, когда вырастет: если б мама тебя родила, когда уже чего-то достигла, годам к тридцати, ты был бы неизлечимо больной. А ты здоровый молодой человек, потому что она тебя в семнадцать лет родила, скажи маме «спасибо» и не упрекай, будто «родила и бросила».

Вообще я думаю, что природа в случае с людьми предусмотрела этот поколенческий прыжок: воспитание не родителями, а более старшим поколением. Это по природе, а не против нее. У всех первобытных людей так и было: и в родовой общине, и в соседской общине, и в большой семье. Факт, что юных родителей никто морально не насиловал ответственностью за детей. Родили – и молодцы. Свою задачу выполнили. Дети вырастут под общим присмотром старших.

…Года три назад я вел семинар для студентов пятого курса СПбГУ , обучавшихся по специальности «прикладная этика». Узнав о том, что я веду семинары, на занятия стали приходить люди со стороны, из числа интересующихся моим творчеством. Все вышеизложенное является именно прикладной этикой, поэтому дал студентам задание предложить решение демографической проблемы нашей цивилизации, которая исчезает с лица Земли в силу названных обстоятельств. К сожалению, никто не смог предложить ничего существенного. Тогда я изложил свою идею, которую называю «проект джи-джи» (по-английски  generation jump). Одна из женщин, сидевших на заднем ряду, в прошлом известная спортсменка, воскликнула:

— Как просто! Как я была бы счастлива, если бы мою внучку отдали мне на воспитание! Ведь им же не до детей, они днем работают, ночами в Интернете сидят! Поговорить с ребенком времени у них нет!

Молодые отдали бы. Пожилые взяли бы. Но, увы, — не принято! Боязнь осуждения, — вот что останавливает. Страх, что ребенок, когда вырастет, скажет: вы мне не родители, вы меня бросили, потому что ему это со стороны внушили. Проблема в том, чтобы подкорректировать этические представления, снять с юных родителей тот непосильный груз ответственности, который на них наложило традиционное общество. Общество, которое давно уже насквозь аморально, потому что пропагандирует разврат (посмотрите телевизор один вечер, и убедитесь, что это так), но не может обеспечить даже простое воспроизводство самого себя.

Запись опубликована в рубрике Статьи, На злобу дня с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Проект «джи-джи»

  1. аЛЕКСАНДРА говорит:

    КАк всегда вы правы!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *