Вопросы-ответы по Инверсионной теории антропогенеза

По материалам переписки с читателем:

Здравствуйте, Давид! Надеюсь, у вас все хорошо. Извините за задержку, был занят. На этот раз ваши вопросы из разряда тех, что постоянно задаются на лекциях, поэтому на них следует ответить, хотя я, честно говоря, уже устал от многочисленных вопросов со всех сторон. Думаю, что придется закрыться, потому что можно полностью уйти в эту квазидеятельность и похоронить и творчество и свободное время. Итак:

«Даже после гибели организма в человеческом теле продолжает работать программа роста волос и ногтей, что уникально и совершенно невероятно.» — Это распространенное заблуждение. На самом деле волосы и ногти после смерти не растут, просто ткани организма усыхают, обнажая скрытые под ними корни ногтей и волос.

Нет, это не заблуждение, а загадка. Проблема в том, что считать смертью. Общепризнанно в настоящее время считать смертью отсутствие признаков активности мозга. В прошлом, когда не было объективных данных, часто хоронили людей в состоянии летаргического сна и когда эксгумировали, находили реально отросшие волосы и ногти. При том, что температура понижалась до температуры окружающего воздуха и, когда подносили зеркало ко рту, оно не потело! В настоящее время смерть мозга устанавливается приборами, но бывает, что родственники требуют поддержания жизнедеятельности и тогда происходят странные события. Человек не дышит, его держат на искусственной вентиляции, отсутствует перистальтика кишечника, человек лежит годами, не старея, что говорит об отсутствии обменных процессов или их почти отсутствии. Мозг не только к высшим функциям не способен, он не делает даже работу по обеспечению элементарных функций. Но волосы и ногти при этом растут и требуют подрезания. Больше ничто не функционирует, а это функционирует, причем, наглядно. Разумеется, это не полная смерть, но ведь организм погиб. К жизнедеятельности он не способен. Поэтому я и употребил слово «гибель». Загадка вот в чем: почему эти две функции – последнее, что исчезает в процессе умирания? Если идти от обезьян – это ведь далеко не главное, а волосы и вовсе ненужное. Так почему? Значит, когда-то это было самое необходимое, без чего выживание было невозможно.

5: «Из этого можно сделать лишь один вывод: в период антропогенеза волосы для наших предков были ценнее жизни.» — Это все-таки преувеличение, см. выше.

См. выше.

42: «Еще показательней пример с доманом, маленьким зверьком, обитающим в Южной Африке…» — Верю на слово, что такое животное существует, но можно все же попросить ссылку на какую-нибудь информацию о нем? Желательно с картинками. Хочется увидеть, как выглядит карликовый родственник слонов) А то Гугл молчит как партизан.

Боюсь, что и вы, подобно большинству молодых людей, разучились читать книги. Загляните в Энциклопедию.

46: «…огромный метеорит, столкнувшись с Землей в районе Америки около 60 млн. лет назад, уничтожил огромных ящеров.» — Насколько я знаю, вымирание динозавров — пока открытый вопрос, и метеорит — только одна из теорий, разве нет?

Доказательств реальности данного события и его катастрофических последствий столько, что, согласно принципу экономии мышления не считаю нужным домысливать что-то еще. Во всяком случае, пока не выявятся новые факты. Столкновение Земли с огромным небесным телом и мгновенное вымирание динозавров, всех крупных и большинства мелких, — это не совпадение, здесь прослеживается прямая причинно-следственная связь. Специалисты из разных областей уже до мелочей реконструировали, как все происходило в ретроспективе. Не вижу оснований для скепсиса. Другие гипотезы на уровень теорий не тянут, поэтому не надо говорить за «другие теории»..

61: «Палеонтологам известны три семейства ископаемых археоцет: сквалодонтиды, дельфиниды и акродельфиды.» — А можно узнать латинские названия? Хочу в Википедии найти. В английской Вики, кажется, были картинки…

Возьмите в библиотеке книгу Г.Мчедлидзе «Палеобиология китообразных», которая есть в списке литературы. Там все найдете.

101: Про гены, усвоенные от моллюсков — сомнительно. Гены через пищу не передаются же. Скорее уж нам соответствующее качество просто от акродельфид досталось.

Да, а им от моллюсков. Гены, как таковые, не передаются с едой, но постоянное, из поколения в поколение, употребление специфических продуктов каким-то образом сказывается на геноме. С этим связана сейчас проблема употребления трансгенных продуктов, которые непосредственно не вредят организму, имеют тот же состав белков, витаминов и т.д., что и обычные продукты, но почему многие ученые предупреждают об отдаленных генетических последствиях, если гены с едой не передаются? Вообще сейчас представления о передаче наследственной информации сильно отличаются от тех, что бытовали в качестве догм в классической генетике. Когда защитники ГМО с высокомерными ухмылками оспаривают противников, говоря именно то, что и вы «гены с едой не передаются», хочется спросить: а что вы, профессора и академики, корча из себя всезнаек, знаете о геноме? Если 95% генома – это т.н. «темная материя генома», о которой вам ничего не известно? Например, там есть Alu— последовательности, которые делают инверсии непредсказуемые. Она перевернулась и два гена, между которыми она была – уже не те два гена, что были. Хотя вроде бы те же. Передача генетической информации гораздо более сложный процесс, чем думали раньше. Даже психика влияет, не говоря уже о том, что непосредственно попадает в организм и им усваивается. Рекомендую книгу В.И.Назарова «Эволюция не по Дарвину. Смена эволюционной модели» и другие, какие найдете по теме «эпигенетика» (последнее – термин для новой синергетической науки, отрицающей классическую генетику).

105: «„Врожденные аномалии“, вызванные разными „мутациями“ — это все равно что рояль в кустах для эволюционистов.» — Мне казалось, что все или большинство признаков как раз и являются «врожденными аномалиями», вызванными комбинаторной изменчивостью и мутациями, просто закрепляются только полезные или безвредные изменения. Разве не так? Сути это не меняет, вы все равно правы, но рассуждение в таком ключе добавило бы вашей теории убедительности. А то вы очень часто рассуждаете о статическом напряжении, о «ежедневных упражнениях» и «миллионах лет такой физкультуры». Это уже ламаркизм какой-то получается… Или это все-таки метафора?

У Назарова прочтете и о ламаркизме. Он гораздо больше вписывается в современные синергетические представления о наследственности, чем классическая генетика. Не только Ламарк, но даже Лысенко был в чем-то прав. Классическая генетика – это пошлая механистическая модель. Кто не верит в то, что приобретенные признаки передаются наследственно, пусть поедет в Казахстан и посмотрит на ноги казахских детей. Они изогнуты колесом от рождения! Я их насмотрелся, т.к. вырос в Казахстане. Ноги заранее приспособлены под лошадиный круп. С ростом выравниваются. Раньше, когда казаха с трех лет приучали к верховой езде, они так и оставались колесом. Поэтому пешком даже от юрты к юрте не ходили. Пятьдесят метров проезжали верхом! Это было легче, чем пройти. Я видел старых казахов-чабанов, которые с трудом ходили, настолько ноги кривы. Вот вам эволюция в направлении симбиоза «человек-лошадь», кентавризация, благодаря наследованию признаков. Отсюда, возможно, образ кентавра, когда греки столкнулись с кочевниками, которые даже спали на лошади. Откуда у младенцев ноги колесом, если приобретенные признаки не наследуются? Кстати, у водолазов специфические приобретенные признаки тоже наследуются, равно как у всех пород собак. При этом: несмотря на изменения отдельных генов, которые устойчиво передаются по наследству, геном каким-то образом в целом сохраняется. Когда стаи собак возвращаются в природу, спустя несколько поколений породная специфика исчезает, восстанавливается единый геном и получается, например, дикая собака динго. Болонки, бульдоги, овчары, лохматые дворняги все вернулись к какому-то исходному генотипу. Это тоже загадка: каким образом сохраняется генотип при том, что отдельные гены были изменены, причем, по-разному, что сказалось на разнообразии фенотипов? Т.е. существуют какие-то банки геномной информации со своими закрытыми кодами, куда генетики не добрались, а, возможно, никогда не доберутся. И при этом надувают щеки, «авторитетно» уверяя в безопасности ГМО, потому что «гены с пищей не передаются», а «приобретенные признаки не наследуются». Классическая генетика в лице множества остепененных дураков, выступающих от ее имени, стала схоластикой наших дней. А если учесть ее механистические эксперименты с вторжениями ломами в геномы людей, растений и животных на низменном уровне отдельных генов, то эти люди очень опасны. Они взламывают замки, потому что не знают, как они открываются и что может хлынуть в эти варварские разломы, никто не ведает. А генетики меньше всех.

114: «Ваша собака плавает рядом с вами не хуже вас. Но при этом вы имеете огромное преимущество: можете нырнуть, а она — нет.» — Интересно, а как защищен нос у собак-водолазов и некоторых других пород, представители которых могут нырять?

Анекдот. «Товарищ прапорщик, а правда, что коровы летают? –Кто тебе сказал такую глупость?! – Товарищ комбат! – Ну да, летают… Но нызенько-нызенько….».

Вот и я говорю: ньюфаундленды ныряют. Но неглубоко и ненадолго и это у них не природное, а искусственное свойство. У собак-водолазов селекционно увеличена емкость легких и подавлен страх перед погружением. Ныряя, они вынуждены выдавливать воздух наружу, преодолевая давление воды. Поэтому от ноздрей исходят пузырьки. Люди в этих пузырьках не нуждаются, у них есть естественный гидрозамок в виде колоколовидных ноздрей. Поэтому они могут погружаться на глубину, немыслимую для любой собаки. И это именно природное качество, а не результат селекции и дрессировки, в отличие от собак.

Запись опубликована в рубрике Антропогенез, Вопросы, ответы, комментарии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Вопросы-ответы по Инверсионной теории антропогенеза

  1. Сергей Булыгинский говорит:

    Уважаемый Виктор Викторович! Прочитал Вашу книгу «Прощай, обезьяна» и искренне восхищён смелостью Вашей идеи и строгостью доказательств. Полагаю, у любого Homo Sapiens, если он действительно sapiens, прочитавшего Вашу книгу, идея происхождения человека от обезьяны вызовет лишь улыбку. Множество фактов из самых разных областей знания говорят о том, что Ваша гипотеза несравненно ближе к истине.
    Хотел бы, однако, обратить Ваше внимание на два момента, которые, хоть и не нарушают стройности доказательств, но могут сыграть роль «ложки дёгтя в бочке мёда», поскольку, по моему мнению, порождают сомнения в компетентности автора.
    1. На стр. 205 Вы рассуждаете о распространённости педофилии, и даже приводите в доказательство, причём без ссылки на авторов, следующие слова: «Существует мнение, высказываемое вполне серьёзно и даже научно, что все педагоги, любящие детей, то есть хорошие педагоги – латентные педофилы».
    Не думаю, что стоит ссылаться на подобные «научные» мнения. Ведь с точно такими же основаниями можно утверждать, что все любители животных имеют скрытую склонность к зоофилии, родительскую и сыновнюю любовь объяснять подсознательной склонностью к инцесту, а уж крепкая мужская дружба непременно обратится латентной гомосексуальностью. Можно пойти и дальше, и в любых проявлениях эмпатии, дружбы и даже христианской любви к ближнему искать сексуальные корни, но в такие дебри, кажется, даже старик Фрейд не забирался.
    Для доказательства высказанного мнения можно, конечно, поставить эксперимент, например, поставить голую пятилетнюю девочку (или мальчика) перед группой хороших учителей и контрольной группой плохих, и наблюдать их эрекцию, но полагаю, что тот, кто его предложит, получит по мозгам от представителей обеих групп.
    2. В главе «Мутагенный фактор и наследственность» Вы пишете: «Мутагенный фактор способен положительно влиять на отбор в качестве закрепителя приобретённых свойств в случае, если имеет место быть не жёсткая радиация».
    Дело в том, что никакая радиация, даже самая мягкая и нежная, не может служить закрепителем приобретённых свойств по определению. Гамма-квант, жёсткий или мягкий, при попадании, скажем, в молекулу ДНК, способен только разрушить межатомную связь в том месте, куда попал, и этим вызвать мутацию. Такая мутация в исключительно редких случаях может оказаться полезной, но на этом роль мутагенного фактора заканчивается, закрепление приобретённых свойств – дело исключительно отбора. Утверждать, что дальнейшее воздействие радиации может положительно влиять на сохранение случайного изменения в структуре гена, равносильно утверждению, что артиллерийский снаряд, попавший в «хрущёвку», может превратить её в Зимний дворец.
    Допускаю возможность, что я чего-то не знаю, и в этом случае готов принести извинения, но не раньше, чем получу исчерпывающие доказательства моей неправоты.
    С уважением, Сергей Булыгинский

Комментарии запрещены.