Плаги-наука и лже-эволюционизм

Общее понятие о задачах и целях науки, изложенное в «Философском энциклопедическом словаре» гласит: «Непосредственные цели науки – описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, составляющих предмет ее изучения на основе открываемых ею законов».[1] Т.о. целью науки является поиск и обоснование закономерностей, без которых невозможно не только достоверное предсказание, не только внятное объяснение, но даже квалифицированное описание. Второй критерий подлинной науки – оригинальность идей, отсутствие плагиата.

Эволюционизм представляет собой учение о том, что жизнь на Земле появилась посредством физических и химических реакций и развивалась, благодаря естественному отбору. Это общепринятое определение, которое читатели найдут в десятках словарей и энциклопедий.

Прошу прощения за эти тривиальности, но, на мой взгляд, пришло время, когда некоторым ученым надо задать себе вопрос: чем они на самом деле занимаются?

…Дело происходит сразу в двух прекрасно оснащенных лабораториях в США и Германии. Дело чрезвычайной важности: ученые, сопя от напряжения, т.к. экспериментальный материал чрезвычайно мал, скользкий и отчаянно сопротивляется, заняты важным процессом: они ликвидируют напрочь «странный и, по-видимому, совершенно бесполезный признак», встречающийся у самцов моллинезий. Эта мелкая черная рыбка – один из наиболее популярных видов у начинающих аквариумистов. С них, да еще с гуппий, обычно заводятся домашние аквариумы. Над верхней губой моллинезий, как у всех рыб семейства пециллий, имеются этакие «усики», — кожные наросты, позволяющие «на глазок» различать самок и самцов. У крупных рыб этого семейства, обитающих в тропических водоемах  Америки, эти самцовые усы-наросты твердые, они используются для возбуждения половых органов самок. Для чего и предназначены природой.

Нет, я искренно надеюсь, что описываемые ученые не пытались прикладывать самцов моллинезий усами к собственным причинным местам, пытаясь таким образом решить загадку их целевого назначения. Мол, возбудимся, — или таки нет? Надеюсь, потому что мне совершенно непонятен вывод о «странности» и «бесполезности» этого признака у моллинезий. Хорошо оплачиваемые мозги озаботились тем, что у моллинезий наросты не крупные и твердые, а маленькие и мягкие. Как они могут  хоть кого-нибудь возбудить до метания икры, — задумались очень ученые люди?!..

Уважаемые! А вы подумали – ли – о том, что рыбки тоже очень м-а-а-ленькие, брюшка у них очень не-е-жненькие, в силу чего самочкам трений этих усиков вполне достаточно, чтобы возбудиться до икрометания? Чем мельче организм, тем мельче органы, это понятно, или нет?

Думаю, что научную проблему здесь могут увидеть только люди, у которых нет больше никаких проблем. Все уже решили. Проблему происхождения человека, например. В целом. Остались мелочи, для чего и бреют рыбок. Да! Их бреют именно с этой целью, как можно понять из нашумевшей книги доктора биологических наук А.Маркова, изданной недавно.

Заметим, что это кожные наросты, т.е. с рыбок сдирали кожу живьем. Вопрос решали наиважнейший: может быть, это вовсе и не органы возбуждения, а так просто, – не пришей к чему-то ус?

После садо-парикмахерской процедуры уцелевших рыбок выпускали в аквариумы и наблюдали: кого самки предпочитают? Усатых, или бритых?

Это только на бумаге выглядит просто, а там, по обе стороны Атлантики, имели место быть многослойные серии сложных экспериментов, в ходе которых решался «идейный вопрос». В пояснение идеи – цитата из  «научного» труда упомянутого автора:

«Поскольку больше никаких идей о возможной функции усов у авторов не было (действительно, трудно придумать что-то еще), оставалось…посмотреть, не нравится ли эта чепуховина самкам».

«Выяснился» следующий факт: если один самец был крупнее другого, самки предпочитали более крупного, независимо, брит он, или в первозданной красе. Если самцы были одного размера, самки предпочитали усатого. Кого это удивляет? Меня — нет. Женщины тоже любят, чтобы их пощекотали усами молодецкими. Но если молодец плюгавый, никакие усы ему не помогут. Девушка выберет справного, хотя и бритого до синевы.

Меня удивляет, что «ученый», из книги которого взят данный сюжет и цитаты [2]  считает это открытием, которое он формулирует так:

«… есть все основания предполагать, что усы распространились в популяциях моллинезий, как совершенно бессмысленный признак, на который случайно возникла мода». Вывод подкрепляется следующим «научным фактом»: «усы самцов моллинезии изучили под электронным микроскопом и пришли к выводу, что это просто мягкие выросты эпидермиса, покрывающего чешуйки (значит, под ними твердая чешуя?  они могут чувствительно задевать самку? – В.Т.).  Никакие нервы к ним не подходят, а значит, они ничего не могут чувствовать» (там же).

Это мнение американских и немецких парикмахеров, а также лично А.Маркова. У рыбок может быть другое мнение. А что касается нервов, задам сакраментальный вопрос: у презервативов с усиками нервы есть? Нет. Тогда почему их продают? И, главное: зачем покупают?

Как старый аквариумист, наблюдавший поведение моллинезий, я знаю, что усики самцов – отнюдь небессмысленный признак. Меня никакие ученые цирюльники не переубедят, т.к. я лично наблюдал, как самцы, подплывая под самок, тыркаются в их брюшка своими наростами, побуждая выпустить икру. Это абсолютно адаптивный эволюционный признак, сформированный естественным отбором, а не «бессмысленная чепуховина».

Книга А.Маркова называется «Эволюция человека. Обезьяны, кости, гены». Спрашивается, при чем здесь аквариумные рыбки?!.. А при том, что наш ученый, получивший за свою книгу (немедленно после ее выхода, как будто премия уже ждала!) премию «Просветитель», объясняет происхождение человека отнюдь не естественным отбором. Эволюционные признаки человека объясняются «случайно возникшей модой». В ней, этой книге, если верить авторитетным комментаторам, даны «исчерпывающие» ответы на все вопросы о происхождении человека (разумеется, от обезьян!).

На самом деле «ответы» таковы, что остается только разводить руками. Из «звукоряда» текста выделяются и как-то неубедительно (в качестве причинных факторов эволюции) вязнут в ушах выражения типа: «допустим, в популяции появился мутантный ген», «случайные колебания частот аллелей», «случайная прихоть превращается в адаптацию», «эта чепуховина нравится особям противоположного пола» и пр. «Чепуховина» в качестве определения какого-либо появившегося эволюционного признака почему-то встречается особенно часто. И такими выражениями и такими примерами нас хотят убедить в том, что эволюция человека закономерна. «Хочется верить, что эта книга…поможет кому-то из читателей лучше разобраться в закономерностях эволюции», —  пишет автор в предисловии. В каких «закономерностях»? В чепуховых? Выведенных на базе обоснования бессмысленности эволюционных признаков?

Бритье моллинезий — не единственный пример вольного обращения с фактами. Книга Маркова – типичный образец модного ныне «клипового» способа изложения, когда нет непрерывного логического процесса, нет строгой цепи доказательств от первой буквы до последней. Набор мелких сюжетов «около» темы антропогенеза. Написано много, в разные стороны, а какую-то внятную теорию выделить невозможно. Эклектика, предназначенная разорвать сознание читателя и оставить его в растерянности: а может и правда?!.. Обезьяны мы?.. Раз так много наглаголено в разные стороны. Тем более, что А.Марков уверяет совершенно серьезно: «человек не произошел от обезьяны – он ею как был, так и остался» (там же, С.36). В зеркале, что ли, увидел после граненного мухинского? Но зачем обобщать на всех?!

Разумеется, наука должна оперировать фактами. Но не жонглировать. И от логики ее никто не освобождал.

Фальшь отвратительна. Когда в интернете читаешь о «научном мужестве» А.Маркова, возникает чувство недоумения. В чем мужество?!.. В повторении  150-летней глупости, что человек произошел от обезьяны, зная, что на костер за это не пошлют? При том, что показать, как все происходило в ретроспективе, наш «просветитель» не способен, равно как сотни «авторитетов» «обезьяньей теории» до него. Когда появляется что-то по-настоящему новое, за это не премии дают тотчас после выхода книги, а бьют. Лично меня бьют за то, что не являюсь сторонником «обезьяньей теории». А за обезьян давно уже никого не бьют, только облизывают. Среди лжеученых очень развит обезьяний груминг. Книга еще не остыла от типографского клея – премию уже отслюнили. Давайте еще будем давать премии за открытия типа «земля вертится» и «она круглая, а не блин на трех китах». Это будет более справедливо, ибо это по крайней мере правда, в отличие от «обезьяньей теории», древней, как Европа и фальшивой, как ее гуманизм.

Идея, собственно, далеко не нова. За 10 лет (!) до книги Маркова в США вышла книга  К.Циммера «Эволюция.Триумф идеи», где стрелки процесса антропогенеза также переведены с естественного на половой отбор [3].  Наш «просветитель» выдал, плохо побрив, бородатую «сенсацию», за которую не постыдился получить научную премию. Книги Циммера в списке литературы я не заметил у Маркова при поразительном концептуальном сходстве двух книг.

Это проблема его совести и компетенции, а меня интересует вопрос: почему ученые, говоря об эволюции человека, уходят от общих для всех видов причинных факторов эволюции? Причем, это тенденция последнего времени. Причем, проявляющаяся на фоне заявлений тех же ученых, будто фактов, доказывающих эволюцию человека от обезьян, нарыто столько, что она доказана избыточно. Причем, нарыто именно в последние два десятилетия. Полный триумф генеральной линии, развитой до абсурда. Свидетельством чего является доказательство обезьяньего происхождения Homo sapiens методом бриться рыб.

Замечательно развивает данную линию петербургский антрополог, Л.Б.Вишняцкий. В книге с говорящим названием «История одной случайности или происхождение человека», в главе «Почему обезьяна слезла с дерева…» Л.Вишняцкий подробно разбирает все гипотезы о пусковом механизме и об эволюционной обусловленности этого события. Что касается первого, то ничего, кроме пресловутого «иссушения климата» Л.Вишняцкий предложить не может. Это несмотря на то, что выше сам пишет: «…ранние гоминиды в основном жили еще не в саванне, а в районах, где сохранялись, а то и господствовали тропические леса».  «Кроме того, — добавляет он, — совершенно непонятно, а почему, собственно, живя в саванне, нужно ходить на двух ногах? Ведь современные обезьяны, обитающие в безлесных районах, остаются четвероногими и ничуть, кажется, от этого не страдают». Эволюционная обусловленность перехода к прямохождению, адаптационное значение этого события – еще более «проклятая» проблема. «Ученый» приходит к неутешительному выводу: с точки зрения адаптации «прямохождение – качество вредное»; цитирует М.Урысона, который «буквально» писал, что переход к прямохождению поставил австралопитеков «на грань катастрофы».

Далее Л.Вишняцкий ставит интригующий вопрос: «…Каким же образом оно могло возникнуть, почему было пропущено естественным отбором?». «Это  ставило их в невыгодное положение как по отношению к хищникам, так и по отношению к конкурентным видам обезьян, — продолжает Л.Вишняцкий, —  и, при прочих равных условиях, сделало бы их шансы на выживание в кризисной ситуации весьма невысокими. Требовалось нечто, что компенсировало бы унаследованный от прошлого «физический недостаток». Этим-то «нечто» и стала культура» (подчеркнуто Вишняцким, -В.Т.).

Обращаю внимание на то, что в данной сентенции позиция автора выглядит по меньшей мере странной, а именно: прямохождение не есть результат адаптации к безлесным пространствам, появившимся в результате «иссушения климата», а «физический недостаток», «унаследованный от прошлого». Первое: зачем было «иссушение климата» приплетать, которое, между прочим, геологами никогда не было доказано на период антропогенеза? Это историк Вишняцкий эзотерически прозрел, что ли? Более того, недавно выяснилось, что в тот период даже в Олдувае, где ныне пустыня, было болото, гоминид ели крокодилы. Не занимать праздного пустословия «ученым» нашим.

Во-вторых, возникает законный вопрос: от какого прошлого «унаследован» такой «физический недостаток», как прямохождение? Среди обитающих на деревьях обезьян прямоходящие виды неизвестны, не было их и в прошлом, согласно данным палеобиологии. Это явно какой-то алогичный ход  и, безусловно, антиэволюционный, хотя искусственная логика понятна: с помощью такого «переворачивания» возможного хода событий автору удается хоть как-то обосновать появление «культуры»: она стала компенсацией «унаследованного от прошлого физического недостатка», а именно прямохождения.

Далее Л.Вишняцкий уже смело рассуждает о «культурной революции» среди обезьян, употребляя именно это сакраментальное словосочетание: «культурная революция». Видимо, это и есть «пусковой механизм». Спрашивается: если обезьяны от природы способны к «особенно сложной интеллектуальной деятельности», зачем им понадобилась «культурная революция», чтобы встать на ноги на дороге эволюции? Книга Л.Вишняцкого называется «История одной случайности или происхождение человека» и она – эта книга – в известном смысле имеет итоговое значение, являясь апофеозом абсурда. В заключительной главе автор прямо говорит, что «антропогенез – следствие случайного стечения обстоятельств» [4]. Здесь мы сталкиваемся с тем, что, по сути дела, выходит за грань науки.

Это уже религия – абсурдная вера в Обезьяну. Один из отцов католической церкви Тертуллиан говорил: «верую, ибо абсурдно». Это один из главных постулатов религиозного мировоззрения. В самом деле: зачем верить в то, что неабсурдно, т.е. возможно и необходимо? Это достаточно знать. Абсурдное, небывалое, невозможное требует веры. Но у Тертуллиана в алтаре Христос, а у наших «ученых» — косматая обезьяна.

С точки зрения философской методологии подобные труды – самый худший вариант, — эклектика. С одной стороны – бихевиористическое отрицание существенной грани между животными и человеком, с другой –  почти религиозное чудо, немотивированный переход к прямохождению и культуре тех животных, которые не имели ни необходимости, ни возможности совершить этот переход. Во всяком случае, ни необходимость, ни возможность такого перехода не доказаны, свидетельством чего является перевод филогенеза человека в разряд «случайных» событий.

Если вы отрицаете закономерность и делаете своей профессией разыскание и обоснование случайностей, «чепуховин», — вы не ученый. Если вы отрицаете естественный адаптивный отбор – вы не эволюционист. Однако упомянутые лица считают себя учеными-эволюционистами. Агрессивно нападают на людей, занятых поиском закономерностей антропогенеза, обоснованием ведущей роли естественного адаптивного отбора. Читайте на сайте мой ответ на ничем не спровоцированный с моей стороны мелкий, подлый, грязный по лексике выпад Вишняцкого («полет под плинтусом«). Здесь я объясню, чем он был вызван.

В книге «Из пены морской… Инверсионная теория происхождения человека», вышедшей в 2005г. мной было сказано об отсутствии «преемственности» техники обработки камня в нижнем и среднем палеолите. Буквально: «Целостный процесс развития каменной индустрии не выстраивается вплоть до верхнего палеолита, наблюдается полная дискретность согласно данным археологии. Принципы целостности и преемственности начинают работать только с верхнего палеолита» (Тен, 2005, С.193).

И вот недавно я прочитал перефразированное то же самое, случайно наткнувшись на цитируемый ниже текст по ссылке «верхний палеолит»:

«Ни для одного из трех регионов мира, занимающих лидирующие положение по степени изученности среднего палеолита, нет никаких оснований говорить о каких-то долгосрочных тенденциях в развитии индустрий той эпохи. Если в культуре среднепалеолитического времени и происходило некое подспудное движение к верхнепалеолитическому «полюсу», то в изменчивости каменного и костяного инвентаря это никак не проявилось» (Вишняцкий, Автореферат докторской диссертации, С.10).

Моя книга вышла в мае 2005, данный текст Вишняцкого – в июне 2006. Это ни о чем не говорит? Факт, что о моей книге он знал, Вишняцкий огласил лично. Несколько позже тот же Вишняцкий обрушился на меня с критикой, на что последовал мой ответ. Ответ слегка недоуменный, т.к. мой оппонент выбрал странную тактику. Он цитировал мой текст, соглашался с ним, а потом пытался беспомощно иронизировать. Тогда я не понял причин такого странного поведения, а теперь понимаю. В 2005г. я предвосхитил главную идею его докторской диссертации, определяющую ее «теоретическую новизну» [5] и это не могло, видимо, не вызвать раздражения. Поэтому он и выступил в журнале РАН «В защиту науки», именно там: ему надо было объявить меня «лжеученым», который не может «играть» на одном поле с ним и в обращении с которым «все дозволено», включая плагиат. Последнее, кстати, не в первый раз, о чем говорит заимствование у Ротхакера. Дело в том, что идею «культура как компенсация за неадаптивный морфокомплекс» высказывал еще в середине 20в. известный немецкий антрополог Э.Ротхакер, причем, абсолютно определенно, это ядро его теории «культурной антропологии». Данная идея является ложной и у Э.Ротхакера, там заложена логическая ошибка, что я доказал в своей диссертации. Но Ротхакер был, по крайней мере, первый и ничего не крал ни у кого. Неужели антрополог с ученой степенью Вишняцкий не знал трудов известнейшего ученого, которому можно простить честное заблуждение? А если знал, — где ссылки в указанной книге нашего лжеученого? Где фамилия его предшественника в списке литературы?

В лице Вишняцкого перед нами, безусловно, патологически честный человек. Если бы он не выступил со странной нападкой на меня, можно было бы поверить в его праведную злость и простить. Но здесь та ситуация, когда, что называется, «шапка горит».

 

В. Т.

P.S. Чисто научная критика опубликована мной в специальных научных изданиях (например: В.В.Тен «Современный антиэволюционизм и пропасть Декарта». В кн.: Символические формы телесности.- СПбГУ, 2013; В.Тен «Диалектические начала антропоэволюции»,- СПб, 2011 и др.). Постепенно эти работы будут публиковаться на сайте. Данный текст представляет собой научный памфлет. А почему нет? Как известно, со своим прошлым человечество расстается, смеясь. «Обезьянья теория» будущего не имеет. Поддерживать ее могут либо некомпетентные, либо недобросовестные чудаки с большим будущим. Думаю, что тот же Вишняцкий имеет шансы запомниться в качестве одиозного примера мракобесия, благоглупости и научной недобросовестности. А.Марков мог не знать предшественника десятилетней давности, а вот заимствовать у Ротхакера, — все равно что красть на площади в базарный день.

P.P.S. Если кто-то чувствует себя оскорбленным – подавайте в суд. У нас получится интересный «обезьяний процесс». С одной стороны биологические особи, считающие, что «человек как был, так и остался обезьяной». С другой стороны – человек, который считает, что среди наших непосредственных предков никаких обезьян не было, — ваш покорный слуга
Виктор Тен


Литература:

[1] Философский энциклопедический словарь.- М., «Советская энциклопедия»,1989, С.393

[2] Марков А. Эволюция человека. Обезьяны, кости, гены.- М., 2011, С.400-403

[3] Zimmer K. Evolution. The Triumph of  an Idea. NY, 2001

[4] Вишняцкий Л.Б. История одной случайности или происхождение человека.- Фрязино, 2005, С.76,114,115,123,124,129,133,208

[5] Насколько можно понять, основная идея диссертации «Культурная динамика а эпоху позднего плейстоцена и переход к верхнему палеолиту» заключена в обосновании «верхнепалеолитической революции». О чем, в частности, говорится во Введении. В связи с этим вывод об отсутствии традиций в предшествующую эпоху является ключевым.

Запись опубликована в рубрике Статьи, Антропогенез с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *