Мегалиты с отверстиями на Русской равнине: характер и интерпретация знаков

Опубликовано в сборнике «Знаки и знаковые системы народной культуры» // Материалы II научно-практической конференции с международным участием // СПб., 2017

Аннотация
Издавна на Русской равнине и в Западной Европе находили большие камни с отверстиями, многие их которых в языческие времена являлись почитаемыми. Археологическое изучение их началось поздно, в России только в советский период. Загадки этих камней, окутанных мистической тайной, до сих пор не расшифрованы. Являются отверстия естественными, или искусственными? Если они искусственные, кто и когда их проделал? Какие орудия использовались для этого? Какой семантический характер имеют эти странные знаки? Как они связаны с духовной жизнью далёких предков? Целью статьи являются ответы на данные вопросы. Выводы автора основаны на публикациях археологов, а также на самостоятельном исследовании одного из самых интересных и показательных объектов этого рода, — «турова камня» с Аржавского городища под Козельском (второе название «Чёртово городище»).

Ключевые слова: мегалит, сверель, свирель, знак, святилище, Чёртово городище, Аржавское городище, Каменная могила, менгир, амулет.

Крупные камни с углублениями известны на Русской равнине давно. Изучение их началось в советский период. Мы можем сослаться на две специальные публикации: А.Краута в «Известиях АН Эстонской ССР» и Ю.Уртанса в периодическом издании Института археологии СССР. Первая представляет собой краткое сообщение без описаний и иллюстраций [3]. Более информативна статья Ю.Уртанса, в которой упоминаются 4 камня с отверстиями в Латвии, 1100 — в Эстонии, 100 — в Финляндии, 20 — на карельском перешейке, 15 — в Литве, 2 — в Псковской области. Датировки, судя по находкам артефактов поблизости, — от бронзового века до средневековья [10, С.69-72]. «В Западной Европе культовые валуны этого вида в общем относятся к бронзовому веку, что подтверждается и находками», — пишет Ю.Уртанс [10, С.72]. К сожалению, в связи с неудовлетворительным качеством печати фотографий (высокая печать, серая бумага), сканированные иллюстрации приводить нет смысла.
Характерно, что Ю.Уртанс не допускает и мысли о естественном происхождении углублений. «Обычно углубления неодинаковы, поэтому нужно полагать, что они выбиты не одновременно,- пишет он, — Видимо, существовал общепринятый приём выбивания углублений, но специальный инструмент для этого неизвестен» [10, С.72]. Ю.Уртанс приводит данные о глубинах и диаметрах отверстий на камнях из Латвии. Диаметры колеблются в диапазоне 2,0 – 7,0 см., а глубины от 0,5 до 7,0 см. Учитывая неодновременность отверстий, трудно предположить, что таким образом камни украшали. Учитывая отсутствие глубин, трудно предположить, что отверстия использовались для установки в них каких-то предметов.
Самым ярким объектом этого ряда является валун из Калужской области в форме горбатого быка, который в статье двух археологов называется «камнем с чашечными отверстиями». Статья, опубликованная в журнале «Российская археология», производит странное впечатление, подобное тому, какое производит речь атеиста, рассуждающего о «Чуде Божьем», мол, ничего подобного нет, но… Что-то всё-таки есть. «Отверстия на его поверхности — углубления от остатков стволов того времени или остатки жилищ древнейших моллюсков… Таким образом, отверстия, как и сам камень, имеют естественное происхождение» [5, С.201]. Если отверстия имеют естественное происхождение, почему геологический объект удостоился отдельной публикации в главном археологическом издании огромной страны? Этот же объект О.Л.Прошкин, один из соавторов журнальной публикации, описал в своей монографии, изданной в 2011г. после проведённых раскопок [6].


Камень, будучи полностью высвобождён от земли, имеет размеры 253 Х 162 см. согласно монографии 2011 года. На нём 24 круглых отверстия диаметром 2-7см. и глубиной 3,0-20,5 см. (Илл. 1). В книге, уже ссылаясь на мнение калужского геолога В.П.Есипова, О.Прошкин без тени сомнений повторяет, что отверстия имеют естественное происхождение и являются «углублениями от остатков стволов растений того времени или же остатками жилищ древнейших моллюсков» [6, C.14]. За шесть лет у археолога, исследовавшего объект, не возникло ни сомнений, ни желания привлечь для консультации более компетентных специалистов, хотя бы в вопросе о моллюсках.

Илл.1. Аржавский «туров камень» после раскопок (Источник: 6, С. 15)

Вопреки мнению О.Прошкина и А.Фролова, выраженному в категорической форме, я не стал бы однозначно приписывать отверстия в этом валуне деятельности природы. Рассмотрим два предложенных объяснения: отверстия оставлены растительностью или моллюсками. «Растительная версия» включает в себя два предположения: корни или стволы. Рассмотрим вначале «корневую» версию.
— Раскопки показали, что камень с отверстиями не лежит на почве, он является частью скалы, выступающей над грунтом, и даже сейчас, после консервации раскопа, возвышается над уровнем земли. Консервация восстановила первоначальную ситуацию: валун всегда возвышался над почвой. В таком случае, где находились корни тех деревьев, которые, якобы, проросли сквозь камень? Это должно было быть достаточно мощное дерево, растущее на самом камне, а для этого необходим грунт. Камень не сдвигался, поскольку он – часть скалы, почвы на нём нет.
— Отверстия проделаны вертикально. Прорастания корней не могут быть столь регулярными.
Версия «отверстия оставлены круглыми стволами деревьев» («стволовая»):
— Подобное предположение было бы допустимо, если бы отверстия являлись сквозными. Прорасти сквозь камень не насквозь, а с перерывами дерево не может;
— Дерево должно было расти из-под камня, но основанием камня является скала;
— Если подобные сквозные прорастания стволов встречаются, то это может быть единично, а не массово. Предположение, что 24 дерева сразу начали расти сквозь один толстый, хотя и плоский валун, слишком невероятно;
— Если бы это было одно дерево, распустившееся на 24 ствола, то необъяснима вертикальность отверстий, расположенных по всей площади двухметровой плиты: 24 ствола одного дерева могли прорасти только под разными углами.
Вне сомнений, обе версии – корневая и стволовая – несостоятельны. В случае версии, связанной с моллюсками, без консультации малаколога обойтись было невозможно. Консультацию любезно дал кандидат биологических наук П.А.Лезин, научный сотрудник Зоологического института РАН, консультант сайта «Малаколог». Он находился в экспедиции на одном из южных морей, но откликнулся сразу же, как только получил от меня описание камня, взятое, объективности ради, из книги О.Прошкина. В тот же день на почту пришёл ответ малаколога: «Судя по приведённым размерам, скорее всего, это не сверлящие моллюски». Кроме того, по фотографии камня, он выразил согласие с моим мнением, а именно:

Илл.2. Отверстия «турова камня» (фото автора, 2016).

«Чётко прослеживается искусственная техника сверления: как будто полость высверливалась полым цилиндром, который, разумеется, должен был быть твёрже данного камня. На другом, незавершённом отверстии, виден второй этап работы, когда бугорок, получающийся высверливанием по окружности, разбивали на две полулунные половинки с целью извлечь их по отдельности. Это никак не похоже на работу моллюсков. Никак не могут быть отнесены на счёт моллюсков характерные особенности некоторых отверстий, а именно: они имеют «юбочные» расширения в верхней части, что характерно для деятельности человека, намеревающегося сделать глубокое отверстие где бы там ни было. Например, при рытье колодца диаметр начального отверстия всегда шире основного диаметра колодца. При долблении или сверлении камня сверху тоже бывает расширение. Моллюски-сверлильщики делают отверстия по-другому, создавая убежище своему растущему телу. Обычно бывает узкий ход сверху и расширение в средней части. Круговых обколов поверхности камня в районе отверстия моллюски не делают» (Илл. 2).
Кроме того, П.Лезин прислал фото типичной работы моллюска-сверлильщика. Разумеется, даже отдалённого сходства с отверстиями Аржавского «турова камня» – мной дано данному объекту такое название — нет (Илл. 3). Название «туров камень» дано по быкообразной форме валуна. Название «чашечный камень» не подходит: углубления

Илл.3. Отверстия, протираемые моллюсками (предоставлено П.Лезиным, 2016)

совершенно не напоминают чашки ни глубиной, ни формой.
Если отверстия искусственные, встаёт вопрос, как их могли сделать? Вспомним, что Ю.Уртанс писал о том, что инструменты, которыми могли сверлить отверстия, не найдены. Но так ли это? Если речь идёт о бронзовом или железном веке, то проблемой является не материал, а отсутствие или присутствие подобных цилиндрических свёрел-коронок в арсенале первобытного человека. Если речь идёт о каменном веке (Аржавский «туров камень» может быть датирован даже неолитом, судя по находкам с городища, которое, судя по всему, было языческим святилищем), то проблема формы орудия дополняется проблемой материала. Единственный, на наш взгляд, материал, которым могли работать в таком случае, — полая трубчатая кость, какие бывают у оленей, косуль, антилоп типа сайга, ареал которой был гораздо шире, чем сейчас, а также у крупных птиц, например, журавлей и дроф. Порода камня с отверстиями с Аржавского городища, — кварцевый мелкозернистый песчаник, – не является очень твёрдой и разрушается буровой коронкой сравнительно легко, несмотря на высокую твёрдость его основного породообразующего минерала, — кварцевого песка. Дело в том, что успех сверления зависит от агрегатной твёрдости материала, а не от слагающих его элементов. На сжатие кость в 2,5 раза прочнее бетона, а сверление – это сжатие. Впрочем, кость прочнее бетона также на растяжение и на излом. Предположение о том, что круглые полые кости малых оленей и птиц могли служить сверлильными коронками, не лишено оснований, при этом узнать в них орудия труда по прошествии тысяч лет довольно затруднительно. Среди археологических находок известны костяные предметы, которые могли, в принципе, использоваться как свёрла.
«Среди археологического материала, — пишет Л.Л.Галкин в журнале «Советская археология», — встречаются костяные изделия, назначение которых не получило достаточно обоснованной аргументации. Это длинные полые трубки с заполированными концами, изготовленные из костей мелких рогатых животных или крупных птиц. Изделия эти напоминают свирели, но без игровых отверстий и мундштука» [1, С.186].
«Трубчатая кость крупной птицы с заполированными концами известна из Трубчёвского городища юхновской культуры», — пишет Л.Галкин. Известны такие трубки среди предметов древнеямной, катакомбной, срубной культур. Трубка из кости дрофы известна из Новокумакского курганного могильника [1, С.191]. Разумеется, вопрос о назначении этих приспособлений интриговал специалистов. Единственное, что могли предположить, — что это свирели. Л.Галкин оспорил данную трактовку. Отсутствие игровых отверстий и мундштука говорит о том, что это не музыкальные инструменты, — считает он. Л.Галкин предположил, что костяные трубки с залощёнными концами использовались – цитирую, — «для нагнетания воздуха в половой орган животного», т.е. для «вдувания». Второй путь, предложенный автором, — вдувать в прямую кишку [1, С.187]. Указание на такой способ добывания молока Л.Галкин нашёл у Геродота, описывавшего бытовые привычки скифов. Нам известно, что, в отличие, например, от Фукидида и Ксенофонта, Геродот часто передавал рассказы, в достоверности которых сам не бывал уверен. Первобытные люди далеко не столь наивны, они способны подшучивать над цивилизованными интервьюерами. Широко известен случай с Маргарет Мид, которая по разговорам с самоанскими юношами описала общество, где царит немыслимый разврат и не уважается девственность. Впоследствии выяснилось, что самоанские ребята подшутили над пожилой американкой, пристававшей к ним с расспросами «про это». Экстравагантность информации Геродота заставляет подозревать подобный случай: скифы могли подшутить над Геродотом, учитывая их высокий интеллектуальный уровень и довольно нелестное мнение о греках. Геродот ездил по Скифии после нашествия Дария, которое, как известно, спровоцировали греки.
В Древней Руси свёрла называли сверели. Омонимическое сходство этой лексемы со словом «свирель» заставляет задуматься: а не вызвано ли оно аналогией форм сверла и музыкального инструмента? «Свирель» — одно из немногих русских слов, которые признаются этимологами возникшими на отечественной почве [см.: 4, 11], что даже странно, учитывая повальную (на мой взгляд, ошибочную) тенденцию выводить русские слова из иностранных. Археология свидетельствует, что техника сверления зародилась на Русской равнине раньше, чем где бы там ни было. Именно здесь найдены древнейшие на настоящий момент сверлёные изделия, которые датируются временем 41-39 тыс. лет назад, т.е. палеолитом [7, С.145]. В энеолите (культура шнуровой керамики и боевых топоров, предковая для индоевропейских народов) здесь же появились первые в мире проушные каменные топоры, отверстия в которых могли делаться только свёрлами типа «коронка», похожими на свирель. Можно только гадать, какой инструмент появился раньше и послужил аналогией другому, но в том, что сверель появилась на Русской равнине уже в каменном веке, не приходится сомневаться. Самая древняя в мире свирель также была найдена на Русской равнине на палеолитической стоянке Молодова [12, С.129,130].
Широкое распространение сверления уже в каменном веке заставляет предположить наличие, кроме сверелей, эффективного технического приспособления для этой цели. И оно, наверняка, было. В финальном палеолите был изобретён лук, который уже в мезолите стал основным оружием, а далее не составляло большого труда додуматься до различных лучковых инструментов. Простая смена тетивы, занимавшая буквально несколько минут, превращала лук в примитивный, но очень эффективный сверлильный станок, который одновременно мог использоваться в том числе для быстрого добывания огня верчением круглой сухой палки по сухому дереву. Ещё в 19в. древние сверлильные станки на основе лука воспроизводили археологи Европы и России. В качестве свёрел использовали полые кости и даже трубки тростника и успешно сверлили отверстия в песчаниках и даже более прочных камнях. Эти опыты подробно описал А.С.Уваров в книге «Археология России. Каменный период» [9; С.70-75; Илл. 4]. Поэтому

Илл.4. Страница из книги Уварова с описанием опытов по сверлению (источник: 9, С.72).

представляется странным, что впервые мнение о том, что полые костяные трубки с залощёнными концами являются колонковыми свёрлами было высказано в 2017г. [8, С.120].
Близкой аналогией Аржавскому «турову камню» представляется изображение быка на памятнике Каменная могила в Запорожской области, грот №9, панель №7 (Илл. 5). Датировка Каменной могилы затруднена отсутствием культурного слоя, но по некоторым другим основаниям она датируется каменным веком в широком диапазоне от верхнего палеолита до неолита. Ни один из исследователей этого известного памятника, начиная с О.Бадера, ни разу не посчитал эти отверстия естественными. А ведь они, — один к одному с отверстиями «турова камня» с Аржавского городища. Впечатляет также сходство форм с той лишь разницей, что бык на Каменной могиле представляет собой высеченный в скале рельеф, а на Аржавском городище это вырубка в скале с почти скульптурной глубиной. Раскопки показали искусственный характер формы мегалита, чётко видны регулярные сколы и стёсы.

Илл.5. Изображение быка с отверстиями на Каменной могиле (источник: 8, С.131)

Безусловно, отверстия «турова камня», равно как отверстия на мегалитах Северо-Запада Русской равнины, а также отверстия на теле быка из Каменной могилы являются некими знаками, оставленными людьми, начиная, предположительно, с неолита, учитывая наличие неолитического культурного слоя на Аржавском городище, а также верхнюю, самую вероятную дату Каменной могилы. Но что это за знаки? Согласно классификации знаков, введённой в науку Ч.Пирсом, который позаимствовал её у средневековых схоластов, знаки делятся на 3 группы: иконические знаки, индикативы и символы. В связи с отсутствием образов иконика не может служить объяснением. В связи с отсутствием регулярности не представляется возможности связать эти знаки с символикой. Скорее всего, это индикативы, т.е. знаки-признаки, знаки – «свидетели» каких-то ритуальных действий, но каких? Надо сказать, до сих пор не предпринималось никаких попыток дать интерпретацию этим знакам.
«В мегалитических захоронениях атлантической зоны и рядом с могилами в средиземноморской зоне находят маленькие цилиндрические или конические камни, часто с нарисованными круглыми глазами и с геометрическим орнаментом. Эти, так называемые, «круглые идолы», должно быть, являлись заменителями настоящих менгиров и служили тем же целям воплощения душ умерших в неразрушимое тело. Переходной формой от настоящих менгиров к могильным «круглым идолам» скорее всего являются небольшие, 20 — 25 см, «статуарные менгиры», на которых имеется схематическое изображение человеческого лица в геометрическом орнаменте» [2, С.158; Илл. 6].

Илл.6. Амулетики из каменных цилиндриков (источник: 2, С.157).

Находя мегалиты с цилиндрическими отверстиями, археологи в лучшем случае задавались вопросом: какова была цель первобытных людей, чему служили эти отверстия? Удовлетворительных ответов на данный вопрос не находилось. Но, возможно, целью были не отверстия?
Керны-цилиндрики, высверливаемые из священного камня, а также обработанные шарики, выпиленные из них, представляли собой духовную ценность, как таковые. Их могли носить с собой, как амулеты. В таком случае легко объяснить разнокалиберность отверстий: от случая к случаю могли использоваться разные свёрла. Главное, что полностью объясняет и характер отверстий, и распространенность камней с отверстиями, — это признание того факта, что отверстия в камнях сверлили ради кернов (колонков по-русски), а не ради самих отверстий.
Цель сверления заключалась в том, чтобы извлечь кусочек священного камня для того, чтобы носить его, как амулет. Отбивать от камня куски было нельзя, потому что он терял от этого форму, которая имела значение, ибо не каждый камень становился фетишем, а только такие, которые имели эксклюзивные формы, зачастую искусственно приданные.
Данную версию подтверждают этнография, история религий, а также психология, заключающаяся в том, что верующие люди стремятся иметь в личном пользовании части священных предметов. С этим связан реликварий, когда от священных деревьев отпиливались веточки или даже высверливались небольшие цилиндрики, когда одежды и мощи святых растаскивали по частям. В христианстве косточки святых было принято вправлять в оправы, носить в виде медальонов. Выходит, что на мегалитах Русской равнины мы сталкиваемся с зарождением сакральной традиции, насчитывающей тысячелетия и продолжающейся до сих пор.
Собиравшиеся на мегалитических святилищах люди уносили эти цилиндрики и шарики с собой, как из церкви уносят освященные образа. Уходящие в далёкий поход «за новой жизнью» молодые люди уносили их, как благословение своих богов, жрецов, родителей. К сожалению, маленькие цилиндрики и шарики, которые уже обветрены временем, покрыты щербинками и не похожи на артефакты, археологи могут не замечать в ходе раскопок, а заметив, не указывать в отчётах. К счастью, археологи, работавшие на Аржавском городище, упомянули цилиндрики, которые посчитали естественными, а также искусственно обточенный каменный шарик [6, С.14,70]. Эти цилиндрики и шарики могли использоваться в ритуальных действиях на святилище или были дошедшими до нас запасами жрецов. Судя по археологическому материалу, Аржавское городище использовалось в качестве святилища, начиная с эпохи неолита вплоть до времени славян (роменская культура, носителями которой являлись северяне).

Литература
1. Галкин Л.Л. Одно из древнейших практических приспособлений скотоводов // Советская археология. №3, 1975
2. Зубов А.Б. История религий. Доисторические и внеисторические религии – М.: Планета детей, 1997
3. Краут А. Археологические раскопки в Куусалу // Известия АН Эстонской ССР, серия Общественные науки. — №4, 1981
4. Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка. – М., 1958
5. Прошкин О.Л., Фролов А.С. Камень с чашечными углублениями с «Чёртова городища» под Козельском // Российская археология. №1, 1995
6. Прошкин О.Л. Чертово городище. Освоении славянами Верхнего Поочья. — Калуга: Золотая Аллея, 2011
7. Синицын А.А. Костёнки в контексте проблемы формирования верхнего палеолита и распространения человека современного физического облика // Вестник РГНФ. — №4 (77), 2014. – С. 134 — 148
8. Тен В.В. Великая Аржавская статуя. Мегалитический комплекс на Русской равнине.- СПб.: МЕРА, 2017
9. Уваров С.А. Археология России в 2тт. — Т.1. Каменный период. – М., 1881
10. Уртанс Ю. Культовые камни с углублениями в Латвии // Краткие сообщения Института археологии СССР. — Вып.190, 1987
11. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка в 4-х тт. – М.: Терра, 2008
12. Черныш А.П. Флейта палеолитического времени // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. — №59, 1955

Запись опубликована в рубрике Статьи, Археология с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *