Этого достаточно!

Что для 70-миллионной Германии неожиданный, как снег на голову, миллион арабо-афгано-косовских пришельцев? Мелочь, считает фрау Меркель и наши-ненаши политологи типа Бориса Надеждина с его надежной для Запада позицией типа «там все хорошо». Мол, не надо преувеличивать опасность… Немцы культурой высокой возьмут, привлекательными западными ценностями, социалкой тароватой…О чем речь вообще?!…

В неолите на территории Юго-Западной Украины и Молдавии обретался многочисленный народ – трипольцы. Их мужчины являлись носителями гаплогруппы, ныне почти отсутствующей на земле, хотя официальная пропаганда подает украинцев в качестве прямых наследников той культуры. На протяжении тысяч лет трипольцы, — высокие, светлые люди с красивыми соразмерными носами – жили спокойно, создали впечатляюще высокую материальную культуру, расслабились. А в позднем Триполье археологи зафиксировали странную антропологическую аномалию. Женщины остались прежними и были теперь гораздо крупнее мужчин. Мужчины позднего Триполья являют собой абсолютно иной антропологический тип: невысокие, худощавые, и – самое интересное – показатель выступания носа самый большой за всю историю человечества. При этом миграция какого-либо народа из Анатолии, где в то же время обретались обладатели длинных носов, не прослеживается. Когда мигрирует целый народ с женщинами, детьми, скарбом и клопами, эта толпа оставляет археологический след в виде более-менее продолжительных стоянок, хотя бы черепки битой посуды находятся. Произошло вот что: группа молодых мужчин быстро прошла берегом Черного моря на север, убила расслабленных трипольских мужчин и взяла себе их женщин. Такое происходило часто. Древние культуры часто менялись вследствие налета мобильных мужских групп пассионариев. Среди украинцев много невысоких, чернявеньких. Многие из них, возможно, являются потомками трипольцев, но поздних. Генов настоящих трипольцев, повторяю, не сохранилось. Разве что в неядерной, а в митохондриальной ДНК, которая передается по женской линии.

Смена археологических культур часто происходила методом отпочковывания мобильных групп молодых отморозков, готовых на все, потому что в нормальной человеческой популяции мальчики рождаются чаще, чем девочки. В первобытных популяциях продолжительность жизни женщин крайне невысока. Девушки вступают в отношения сразу после начала менструаций, т.е. в возрасте 11-13 лет и рожают ежегодно. Как следствие, мало кто доживает даже до двадцати лет. Мужчины живут гораздо дольше. Даже при спокойной жизни постоянно ощущается острый дефицит женщин. Поэтому ради сохранения этноса периодически от него отпочковываются группы отморозков, очень энергичных и при этом лишних. В одной из своих книг («Народы и расы. Происхождение») я назвал это явление «этномитоз». Средняя продолжительность жизни мужчин и женщин сравнялась в Европе только в 20-х годах 20в., а потом женщины стали опережать мужчин по данному показателю, благодаря противозачаточным средствам и развитию гинекологии. Даже в Древнем Риме с его высоким уровнем медицины женщины жили примерно в два раза короче мужчин, невзирая на войны, где мужчины гибли массово.

Постольку, поскольку отпочкованных отморозков всегда мало сравнительно с народами, в чьи территории они вторгались, они почти всегда прикидывались то беженцами, то предлагали помощь в конфликтах с соседями. Впрочем, часто они и являлись беженцами: родные этносы отторгали от себя этих неуправляемых бандитов, на которых горели штаны от накопленной и нереализуемой энергии. В древности бытовало выражение «священная весна», когда слишком активным парням, на которых указывали старейшины, надлежало уйти навсегда. В самом древнем на планете русском языке для них было дожившее до нас определение: «изверги» (т.е. извергнутые).

Перед извергами стояли три задачи.

1) закрепиться на каком-либо плацдарме под предлогами «пожалейте нас, хороших», либо «мы вам пригодимся».

2) раздобыть женщин, ассимилировать их под себя, размножиться

3) уничтожить мужчин приютившего племени, потому что для мужчин от природы существует одна ценность: оставить свое племя на земле, а не демократия и толерантность. Последнее – не природные, а нажитые ценности, которых можно придерживаться в спокойные годы, но которым не дано изменить природу человека. В кризисные времена природа всегда берет верх.

Классический пример такого поведения – Эней и его спутники, прибывшие на одном (всего-то) корабле в землю сабинов. Прикинувшись «троянскими беженцами» (хотя кто они и откуда до сих пор неизвестно), они с разрешения сабинян, которые не видели опасности в сотне-другой юношей, поселились на неудобных для земледелия семи холмах на болотистом берегу Тибра. Место было настолько нездоровое, что, как пишет Моммзен, римлянам постоянно приходилось поддерживать огонь в очагах, чтобы не помереть от болотных испарений. Они возвели укрепления. Толерантные сабиняне делились с ними, приглашали на свои праздники, угощали. Однажды римляне почувствовали, что пора решать вторую проблему и поступили просто. Будучи гостями на празднике сабинян, они накинулись на их женщин, молодых и красивых, уволокли их на свои холмы и перенасиловали всех сразу. Самое интересное, что дикие римляне понравились сабинянкам больше их изнеженных мужчин. Когда сабиняне, наконец (спустя год!), собрались с оружием в руках вызволять своих дам, те вышли к ним и начали умолять отцов и братьев не трогать их мужей. Итог: от сабинян осталось только имя в истории, которую написали римляне. Разумеется, они не сразу решились на открытое похищение, до этого они «пробовали» сабинян на крепость: каковы мужики, вступятся за своих женщин или растеряются, пока не поняли, что можно смело действовать.

Еще один яркий пример – т.н. «англосаксонское завоевание Британии». В кавычках, потому что на самом деле завоевания не было, был наглый обман. Варвары англосаксы предложили культурным бриттам, которые ввиду слишком тесных контактов с еще более культурными поздними римлянами разучились воевать, полюбили нежиться в термах с мальчиками, военную помощь против диких горцев, – пиктов и скоттов. Бритты сами переправили на своих судах небольшие отряды этих бойцов. Скоро дело повернулось так, что варвары перебили британскую аристократию, забрали себе женщин, а всем мужчинам бриттам запретили приближаться к женщинам под страхом смерти. Хочешь жить – работай на хозяина-сакса, а свое хозяйство хоть совсем отрежь. Запретили говорить на своем языке. В современном английском языке много слов германских, романских, французских, шотландских, а вот британских почти нет. Лингвисты, которые, как правило, историю не знают, дивятся: самый многочисленный народ, давший имя острову, исчез бесследно. Загадка для узколобых филологов. До сих пор недоумевают, мудрецы.

Беженцами были турки-османы, — малочисленный, слабый род, выгнанный более сильными с кочевий на территории Туркмении. До Византии добежали, закрепились на неудобных, засушливых землях около Бурсы, — и конец пришел Византии. Византийские и славянские женщины нарожали им – не самым большим красавцам – красивых пацанов. Современные турки – красивый и статный народ, потому что их предки не комплексовали насчет гуманизма и толерантности. Они профессионально занимались животноводством в двух отраслях: коневодством и славяноводством. Садились на коней и каждые пятнадцать лет нападали на славян, у которых как раз подрастало новое поколение. Отложенные жертвы сами плодились, сами себя выкармливали. Молодежь уводили в рабство: девочек в гаремы, мальчиков в янычары и на галеры.

После Колумба вся Америка была покорена маленькими группами «вторых сыновей», а так же извергнутых из общества преступников, которые чаще всего начинали с обмана, чтобы занять плацдарм, а потом приступали к решению второй и третьей задач. Парадокс в том, что, чем выше была культура индейской цивилизации, тем быстрее и проще решались пришельцами их задачи. С дикими индейцами прерий боролись несколько веков, а культурных ацтеков и инков, чей уровень был не ниже европейского, а где-то даже выше, покорили с первого захода. Ацтеки имели город, какого не было в целой Европе. Дороги, уровень администрирования, даже социалка у инков были выше, чем в большинстве современных стран. У инков не было бедных, все немощные были на соцобеспечении. Если происходил редкий случай воровства, наказывали не вора, а местного администратора: как посмел допустить, что человеку пришлось пойти на преступление, почему вовремя не позаботился о нем? Нам бы такую социальную защиту в 21-м веке!

Европейцы рассчитывают ассимилировать миллионы пришельцев, надеясь на привлекательность своей культуры, на высокий уровень социальной сферы и т.д. Напрасные надежды. Во-первых, потому что культура Востока не ниже, чем западная, делать «ченч» никто не собирается. Во-вторых, исторический пример показывает, что в данной ситуации лучше полагаться на первобытные инстинкты, а не на культуру. Именно: если на твоих глазах насилуют твою жену, убей насильника. Вначале убей, а потом думай. А культурный немец стоит, смотрит, плачет и пытается дозвониться в полицию. Стыд, срам и в перспективе погибель для всего народа. Он уже мертвый, этот толерантный немец. Точный перевод слова «толерантность»: нечувствительность. Синоним резистентности. Если иммунная система резистентна, что будет с организмом, когда вторгнутся бактерии?

Этот немец уже мертв, а его изнасилованная жена родит ребенка варвару с Востока. Причем, не одного, потому что у нее будет не толерантный муж, а настоящий. В конце концов, как свидетельствует история, ей понравится. Она мусульман нарожает и сама хиджаб наденет. Для подавляющего большинства женщин это гораздо более предпочтительный вариант, чем муж-плакса. Не зря девушки из Европы в ИГИЛ бегут. Их не исламскими ценностями заманивают, а обещаниями дать в мужья настоящих мужиков. Ныне сексуально озабоченным евродевушкам полегчало: потенциальные мужья сами до них добрались, благодаря Эрдогану, который всех отморозков по Азии собирает в Турцию, делает им сирийские паспорта и засылает в Европу под видом беженцев. Заодно от своих маргиналов избавляется, кто может его власть расшатать излишней активностью. Евросоюз дает ему крупные откупные, чтобы он этого не делал. Честный Эрдоган от денег не отказывается, но посылки от этого не худеют. Эта позорная для Европы сделка, по сути дела дань, которую европейцы не платили османам уже триста лет и вот возобновили, подается, как плата за некое действие, чтобы Эрдоган содержал беженцев на своей территории. На самом деле это плата за бездействие, чтобы не засылал, т.е. классические откупные, дань. Вот до чего дожила Европа. По сути дела надо констатировать утрату независимости. Суверенные государства никому дань не платят.

Немецкие аналитики и правоохранители уверяют, что массовые нападения на женщин были спланированной акцией, только недоумевают: зачем? Все недоумевают, судя по разборкам на нашем в том числе ТВ и в Интернете. Слушайте сюда, объясняю: приезжие изверги не женщин местных трогали, на самом деле они местных мужчин потрогали за тестикулы, где нащупали холодец. Европейцы, привыкшие к упакованной еде, могут мнить, будто это твердая субстанция, но восточные люди проницательны, знают, что это охлажденная жижа. Нападениям подверглись, в основном, приличные женщины: девушки, гулявшие со своими парнями в новогоднюю ночь, замужние дамы с мужьями. Что-то не слышно, чтобы хоть один немец хотя бы подрался за свою любимую половину. Даже полицейские расступились и молча наблюдали за происходившим на площади насилием над беззащитными женщинами. С точки зрения природы такая популяция должна сойти с арены со всеми нажитыми ценностями, которые не выдержали проверки кельнской площадью. У поздних римлян тоже были гуманитарные ценности, достаточно почитать Сенеку или Марка Аврелия, чтобы убедиться. Ценности не уберегли Рим от варваров, наоборот: погубили.

Произошло событие не абсурдное, не случайное, а исторически закономерное, природно детерминированное и вдохновляющее для мигрантов. Пусть миллион прибывших молодых отморозков – это капля в массе населения, но это капля, переполняющая чашу. Тем более, что в целом в Германии уже 8 миллионов мусульман, не приемлющих немецкую культуру и европейские ценности. Их не мало, их более чем достаточно, чтобы от Германии осталось одно название, в лучшем случае, как от Британии. Выселить их невозможно. У немцев теперь только один выбор: возрождение «национальных» концлагерей, или полная утрата… Хотел написать «своей идентичности», но устыдился своей политкорректности. На самом деле речь идет об утрате всего, от самого низкого до самого высокого: от мужских генов, которые в холодной жижке не живут, до культуры, которую мусульмане не станут прививать на свое более чем мощное, плодовитое древо.

 

 

Запись опубликована в рубрике Статьи, На злобу дня с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Этого достаточно!

  1. Ольга. говорит:

    Браво, Виктор Викторович! Вы как всегда великолепны!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *