Дискуссия по лингвистике

(по материалам книги Виктора Тена «…Из пены морской 2. Происхождение языка«)

Автора этого письма зовут Давид Сингалевич. Он живет в Петербурге, учится в выпускном классе, увлекается фехтованием и кельтскими танцами. Сам факт, что он прочитал книгу «Из пены морской-2. Происхождение языка» говорит о недюженном уме и весьма значительных познаниях. Эту мою книгу не смогли осилить многие взрослые с высшим образованием. Там все слишком концентрировано. Например, вся история мировой лингвистики впихнута в 60 страниц. Много терминов и нет словаря. Молодец, Давид! Письмо публикуется без купюр и правок

Здравствуйте! Я вам обещал всякие мелкие ошибки из первых изданий первых
двух книг написать. Первую я пока найти не могу, она где-то зарылась при
переезде — поэтому начну со второй. Я сразу напишу и про ошибки, и про
некоторые эмм… мысли, с которыми я не могу не поспорить, а также про
вопросы и идеи, которые у меня в связи с вашей теорией возникли.

Ошибки и спорные позиции:

39: «…в японском в зависимости от относительной высоты гласной „у“ в
первом и втором слогах слово „цуру“ может означать…» — Это зависит не
от высоты, а от долготы гласной. Звук один и тот же, но он может быть
коротким или длинным.

Кирилл Котков, полиглот, автор интересных книг по Китаю и Японии (недавно был в Японии по приглашению японского МИДа), а также учебников китайского и кантонского языков, которого я попросил разрешить спор, сказал, что в данном случае долгота имеет значение, но вообще смыслоразличение зависит от тонального ударения. Поэтому высота звука тоже имеет значение, наряду с долготой.

Я думаю, что это взаимосвязанные феномены: протяжка звука приводит к его повышению, хотя бы незначительному. Если информация взята вами из учебника японского языка, вы должны понимать, что учебники не все могут объяснить, особенно в случае с тональными языками. Вообще это очень узкопрофессиональный спор.

39: «Зато в японском звук „R“ в любом слове может быть заменен звуком
„L“ без ущерба для значения…» — Неверно, в японском вообще нет звука
[l]. Разве что в каких-нибудь местных диалектах. Ну и в песнях, бывает,
проскакивает. Но его даже в отдельный звук не выделяют! И в двух
слоговых азбуках нет слогов на [l], только на [r]. И в заимствованных
словах они [l] заменяют на [r]. Пример: table (англ. «стол») —
テーブル
[te:buru].

Вы путаете алфавит и фонологию. Если буквы в алфавите нет, это не означает, что и фонемы нет. Фонема L в японском присутствует. В качестве факультативной (см. Трубецкой Н. «Основы фонологии», М., 2000, С.79). «Факультативная» это как раз означает «не имеющая значения для смыслоразличения». Имела бы – попала бы в алфавит. Смыслоразличение имеет место быть между R твердой и R  мягкой (а также плавной и отрывистой). Но в диалектах, при проблемах с выговором, в некоторых сочетаниях, особенно при пении «выскакивает» L без потери смысла. Известный полиглот А.Драгункин считает (см.А.Драгункин, К.Котков «Япония:правда и вымыслы», С.63, 118 и др.)), что в базовой первооснове японский язык имеет индоевропейские корни (что по палеоисторической реконструкции вполне может быть; см. Тен В.В. «Народы и расы. Происхождение»). Мной замечена одна особенность, которую, по-моему, до сих пор не отслеживали представители «точной науки лингвистики» (точной ли?!). Трудный для произношения звук R в разных языках замещается без ущерба для смыслоразличения на разные звуки, но не произвольно. Например, носители индоевропейских языков в Индии замещают его на «D» (Маргаон и Мадгаон – это один город; «Малгаон» — это они уже не поняли бы), носители европейских кентумных языков, где много R (испанцы, португальцы) без ущерба для смыслоразличения замещают его на H (т.е. Х). У русских R либо совсем пропадает, либо заменяется на L. То же у японцев (кстати – лыко в строку Драгункина, который составил этимологический словарь японского языка, в котором удивительно много русских корней, — см. там же, С.442-470). Но у нас L сохранилась в качестве не только факультативной, но самостоятельной фонемы, в японском нет. Поэтому нам надо делать мыслительную операцию для того, чтобы понять, что человек, говорящий «лыба», на самом деле говорит «рыба», а когда он говорит «лось», он говорит не «рось», а «лось». А когда он говорит «лоза» мы вообще можем не понять смысл слова. У японцев с этим нет проблем. У них возможность замещения вообще не ограничена смыслоразличением.

106: «Максимальные проблемы члены семьи испытывали с английскими
глагольными временами, а кто их не испытывает, учитывая, что их
немыслимое (и не очень-то необходимое) количество. Семнадцать, если не
ошибаюсь, проверять не хочу, потому что они мне надоели точно так же,
как всем в этом мире, который не нашел ничего лучшего, как сделать
мировым самый нелепый язык.»
По порядку:
> а кто их не испытывает
Полагаю, англичане и американцы. И люди, которые учили язык не по
учебникам, а по аудиокурсам, фильмам и живой речи. Короче, которые учили
язык эффективными способами…
> учитывая, что их немыслимое (и не очень-то необходимое) количество
Вы бы так не говорили, если бы в них разобрались. В английском очень
логичная, красивая и удобная система глагольных времен, делящихся по
одной оси на прошедшее, будущее и настоящее, а по другой — на простое,
продолженное, совершенное и совершенное продолженное. Это позволяет
очень емко выражать время действия, и нередко сокращает предложение.
Неужели ради такого смыслового богатства (по сравнению с которым русская
система времен просто бедна) их так трудно освоить?
> Семнадцать, если не ошибаюсь
Ошибаетесь, их ровно дюжина)

Насчет семнадцати – это, конечно, стеб. Сами понимаете, проверить было легче легкого. Простые англичане и американцы испытывают проблемы с архаично диким количеством времен. Иные вообще не знают, сколько их в языке, на котором говорят с детства. Поэтому многие на самом деле не знают таких проблем. Потому что вообще не используют сложные времена. На русских «знатоков» их языка, которые, приезжая в Америку, например, демонстрируя свою образованность, налево и направо используют архисложные временные конструкции, смотрят, как на выходцев из позапрошлого века (то же, кстати, французы; ведь у нас до сих пор преподают французский такой, который учил Пушкин). Русская система времен не бедна, она упрощена до разумного предела. Древнерусская система, а тем более старославянская, тоже была более сложной. Ни одна фраза не обходилась без вспомогательных глаголов «быть», «иметь», «стать». Ее следы прослеживаются вплоть до 18в. Почитайте мемуары дворянина Болотова, его выражения типа «выступи ста», где «ста» — это укороченное «стать» (признаюсь, цитирую по памяти, а то вы человек въедливый). Позже стали говорить «выступил» — и скажите, что это хуже. А по-английски до сих пор лепят подобное Болотову.

Это вопрос синергетический. До сих пор все думали, будто мышление и язык развиваются по траектории усложнения. Я говорю: наоборот. Упрощение мышления, упрощение языка, выражающееся в рационализации временных конструкций, исключении вспомогательных глаголов, в элиминации двойственных времен числительных, избавлении от артиклей и т.д. есть процесс в целом прогрессивный. Ибо операционное упрощение оборачивается приобретениями в познании сути дела. Об этом моя статья «Аксиосфера культуры и филогенез мышления» в рецензируемом журнале «Научное мнение», 2013, №6. Он должен быть в Интернете, как все ВАКовские издания.

> как всем в этом мире
Всем, кто их не освоил.
> который не нашел ничего лучшего
Тут не имело места продуманное решение. Так исторически сложилось,
поскольку Британская Империя долгое время нагибала полмира.
> как сделать мировым самый нелепый язык
«Нелепый» — это китайский с его идиотской корнеизоляцией (зашкаливающей
символьностью то бишь). По сравнению с ним, вообще все европейские (и
некоторые азиатские) языки — удобные и логичные. А уж насколько удобен,
логичен и красив английский! Конечно, на вкус и цвет все фломастеры
разные — возможно, лично вы красоты английского не увидели… Вы слышали
когда-нибудь литературный британский английский с правильным
произношением? По-моему, это нечто… И еще очень рекомендую английские
и кельтские (на английском) фолковые песни. После этого трудно не любить
английский. И многие лексические решения в нем разумнее чем в русском,
кстати. Я имею в виду, например, когда для двух сходных значений
требуется два слова, а когда одно. Да и вообще есть куча примеров
функционального удобства и логичности английской грамматики и лексики (и
всего остального). Если интересно, я вам потом отдельно побольше
примеров напишу.

Не надо ругать китайский язык, чтобы не опровергать самого себя. Ибо ниже вы пишете о праве мыслить картинками. Китайский язык и, соответственно, стиль мышления, именно это и есть. Иероглифы суть картинки, символизированные до мыслимого предела. И даже далее, что и делает китайский язык в какой-то степени надмирным, высокодуховным и чрезвычайно поэтичным, потому что поэзия – это концентрат смыслов, это способность выразить в одной фразе все содержание мира. В смысле возможностей поэтического самовыражения только иероглифические языки могут соперничать с русским языком, как самым флективным в мире. Почему на Западе плохо знают русских поэтов? Потому что в переводе с любого другого языка (за исключением иероглифических) на русский поэт выигрывает. При переводе русской поэзии на другой язык поэт проигрывает. Гений языка Набоков, бывший билингвой, 20 лет упорно пытался перевести «Онегина» на английский, – и в конце концов оставил попытки, изложил прозой. Признал, что английский не дает возможностей передать красоту языка Пушкина. Зато, изучив русский язык, западные люди бывают просто шокированы красотой русской поэзии. Яркий пример – правнучка Дантеса, которая, изучив русский, сменила фамилию и прокляла своего прадеда, который, по ее мнению, убил величайшего поэта всех времен и народов.

Аргумент «Британская империя нагибала полмира, поэтому ее язык стали мировым» представляется, простите, холуйским. А если бы Чукотка нагибала полмира, вы сейчас восхищались бы чукотским языком? Кстати, английский стал мировым не по этой, а по противоположной причине. Потому что Америка с помощью Франции «нагнула» Англию в войне за независимость и положила начало распаду английской империи. В 18в. английская колониальная империя была максимально большой, а мировым языком был французский. В 19в. его потеснил немецкий. В начале 20в. конкуренцию ему составил русский. Не случайно Черчилль сказал: «русский корабль затонул у входа в гавань». В современном мире Англия, если б не союз с США (с которыми у них не было дипотношений почти век), не имела бы никакого значения, потому и держится за подол «Старшего брата» и даже гавкает впереди, расчищая дорогу. Поэтому я удивляюсь, почему в наших школах учат английскому, а не американскому диалекту. Это не-реальный, не здравый подход. Кому он нужен вообще, школьный английский? Это позавчерашний день. Ностальгия. Ну, пусть они ностальгируют по былому значению, когда «нагибали» полмира. Кстати сказать, изощренно жестоко и подло. Две «опиумные войны» — это самая позорная страница в истории мировой цивилизации. Нам-то зачем ностальгировать с ними? Мы вполне можем послать их оксфордские времена по известному адресу, будь их хоть двадцать семь. А в отношении детей просто обязаны это сделать, чтобы освободить их мозги для более полезной информации.

От примеров «красоты» английского языка избавьте. Примеры не есть доказательство. В любом языке можно найти отдельные примеры красоты. Но столько безобразно звучащих фраз, сколько в английском, трудно найти в других языках. Никто меня не убедит, что фраза (которую мне, увы, приходится самому произносить с отвращением за границей) «брынг мы сам быа, плыз» — это красиво (транскрипция, чтоб избавиться от обвинений в неправильноговорении, дается по: Трушникова Т. Русско-английский и англо-русский разговорник, СПб., «Экстерн», 1995, С.49). Все слова маловысокоблагозвучны, кроме слова «сам» (в данном случае «немного, некоторое количество»), но оно при чем вообще? Но если я его не скажу, умный вайтер, представитель народа, стремящегося поучать всех и вся, решит, что я прошу принести все пиво, какое есть в Англии. Звук «Ы» вообще малоблагозвучен, а его особенно много в  английском языке сравнительно с другими (разве только чукотский может конкурировать). И в пацакском языке обитателей галактики Кин-дза-дза. Не задумывались, почему вырождение языка наглядно демонстрируется через «Ы-говорение»? Ыка…ыка….ыка….ыка.

Новизна моего подхода к языку заключается в том, что он антропологический. В книге о языке говорится о фонеме Ф (которой, кстати, много в кельтских языках). О том, что у нее странная судьба и объясняется: почему. Потому что ее артикуляция связана с выставлением верхней челюсти на нижнюю губу, а это интернациональный архетипический и даже животный знак угрозы. Фонема Ы, которой в английском алфавите нет (кстати, как L в японском алфавите, — еще один аргумент, что не надо путать алфавит и фонологию), присутствует в английской фонологии в огромном количестве. Между тем, это фонема тоже имеет негативноокрашенную артикуляцию. Выставляя язык, дети озвучивают именно ее (Ы…ы…ы…), хотя их этому не учат, наоборот. Следовательно, дает себя знать подкорка, выявляется архетип. В староанглийском, когда англичане не считали себя самым выдающимся народом, Ы было не больше, чем в других германских языках. Это вообще интересная тема. Этой фонемы много также в чукотском языке. И это дает основания подозревать период шовинизма у чукчей, которые в прошлом, возможно, «нагибали» соседей. Не случайно ведь самоназвание «лыорангвэт» означает «настоящие люди». Чукчи, кстати, гораздо менее монголоидны, чем их соседи. Среди них много долихокефалов. Возможно, у этого народа было великое региональное прошлое, как у кхмеров, например. По менталитету они этого заслуживают, ибо это самый смелый народ из всех и вся. Только чукчи выходили в Океан на легких лодках бить китов костяными гарпунами. Раненные гиганты многих утаскивали в бездну вместе с лодкой, но чукчи не бросали свой национальный промысел. «Смелые» викинги на своих дракарах так не рисковали, мирные поселения грабили, нападая неожиданно. Предки англичан, между прочим.

Или:  «вот кантри а ю фром» (буквально «что страна являетесь вы из») – это логично и экономично?! По привычке, разумеется, можно и так считать. «Итс ми» (ит из ми) означает просто «Я». Вы знаете, какая это застывшая архаика? Первобытные люди избегали говорить о себе в первом лице, потому что боялись привлечь злых духов. Это было некогда во всех языках диких народов. В наше время говорить «оно есть меня» (именно так, потому что для лучшей маскировки от духов использовано местоимение, применяемое к животным) вместо «это я» или просто «Я» — это дикость и варварство. Вам это кажется красивым и логичным, потому что вы не задумываетесь о смысле этих фраз, они идут, как готовые формы.

А возьмите многочисленные артикли, эти языковые штыри, которые, кстати, крайне мешают поэтическому выражению, делая его однообразным и плохо вписываемым в строку. Эти вспомогательные слова тоже архаика. Кстати, на английском уже около века как отсутствует рифмованная поэзия. В связи с бедностью своего языка они исчерпали возможности рифмовки.

108: «Еще ни один человек <…> не произвел ни одной мысли помимо
языка.» — Вот тут я не уверен. Конечно, большинство мыслей — языковые.
Но ведь бывают мысли картинками? Визуализировать можно и без слов. И в
этой картинке (вернее, видеоряде) даже какие-то логические
последовательности могут иметь место. Разве это не мышление? Или такое
есть и у других животных?

Ответил выше в связи с китайским языком. Безусловно, там более чем богатые логические последовательности и мульти-смыслы и образы. Добавлю, что язык изобразительного искусства – это тоже язык. Не надо отождествлять язык и слово.

194: «Отрыв языка науки от реалий порождает особую форму идеализма.» —
[Здесь я прокомментирую не только конкретную цитату, но и некоторые
другие ваши рассуждения насчет наукообразного языка.] Да, все верно,
порождает. Однако надо различать два случая. Бывает, когда некоторые
«ученые» пытаются с помощью наукообразного языка придать своей теории
солидности и убедительности. Но чаще, как мне кажется, дело не в этом, а
в том, что многим настоящим ученым (особенно в точных науках) более
простым и понятным кажется язык формул. И он действительно проще для
тех, кто в них разбирается. Там нет ничего лишнего, ни одного ненужного
(в данном случае) предлога, вводного слова или формы речи — только
чистая наука. Люди, которые действительно делают науку, фанатично
заинтересованные наукой ученые чаще всего не рассчитывают на
популяризацию этой науки, это не их задача. Они буквально живут в мире
чистой логики. И вот там формулы действительно проще и понятнее текста.
Да и научная лексика позволяет написать вместо пяти слов одно с
конкретным узким смыслом. Выше вы приводили пример с «SOV» («Маша кашу
ела»). Так вот, Пинкер же американский лингвист. А для англоязычных
читателей тут вряд ли есть что-то сложное: Subject–Object–Verb. И да, в
голове ребенка ведь все примерно так и происходит, только без этих
формулировок. Отличие только по форме, суть та же. А научные
формулировки для взрослых людей пишут. В конце концов, лингвистика
классифицируется как гуманитарная точная наука. Гуманитарная
описательная и тоже про язык — это уже филология.

Спасибо, что соглашаетесь насчет порочной практики языкового наукообразия. Примеров существования особой формы идеализма, связанной с отрывом узких специалистов от практики, можно привести множество из разных наук. Но мы говорим о лингвистике. Господь с вами! Какая там точная наука! Точных наук не бывает вообще, это тоже идеализм. Более-менее точным знанием является только поэзия. Все остальное — жалкие приближения к истине. Чем больше раздувают щеки представители т.н. «точных наук», тем более карикатурно выглядят, ибо история любой науки – это смена одного заблуждения другим. Даже математика после появления теории множеств стала философией, которая не есть наука или, как минимум, не только наука. Лингвистика настолько «точная» наука, что ни одним этимологическим словарем русского языка просто невозможно пользоваться без критики. Особенно самым «академическим», — Фасмера.

Вначале отыскиваются аналогии (и они дурны по большей части), потом они объясняются (бездоказательно объявляются) генетической связью не в пользу русских слов. После осуществления столь нехитрой операции научная задача считается выполненной. В результате складывается впечатление, будто в русском языке нет ни одного незаимствованного слова. Фасмер никогда не живал в России, не знал жизни русского народа, но написал этимологический словарь именно  русского языка. Как ни парадоксально, но, следуя фасмеровской методике, этимологический словарь любого языка можно составить, вообще не зная этого языка: достаточно хорошо знать другие для производства гомологических словарных линий, основываясь на формальной «похожести». Это ли не «научный идеализм»?!…

Современные последователи Фасмера действуют по той же схеме. Могу привести довольно яркую иллюстрацию. На XXIV Всероссийском диалектологическом совещании в январе 2008г. один ученый-филолог сделал доклад об этимологии слова «кондар», обозначающего крыльцо в северорусских говорах. Он вывел его из слова «галерея», пришедшего в русский язык в 18в. Прием прост, — буквозамены: галерея – галдарея – кандарея – кондарея – кондар. Причем, трех средних слов никогда не существовало, это плод дедукции ученого.

В своем альтернативном выступлении я привел целый ряд русских слов с корнем «конд» («кондак» православных молитвенников; река  Конда,  по  которой  сплавлялся  Ермак;  и,  конечно, прилагательное «кондовый» — крепкий, основной, «скелетный»). Все они уходят гораздо глубже 18в. и возникает вопрос: почему автор не потрудился хотя бы объяснить, почему путь вглубь родного языка при поисках исходных значений менее научен, чем оглядки на Запад или Восток? Почему даже не рассмотрел эти варианты? Ученый не имеет права работать столь избирательно. Разумеется, любой взгляд имеет право на существование, но ученый обязан объяснить (попросил я, но ответа не услышал), почему он проигнорировал существующие древние русские корни со сходным значением (конда, кондовый, и «кондар» – почти полностью совпадают) и «притянул» иностранное слово, не подходящее ни по звучанию, ни по смыслу? Подобными буквозаменами легко можно вывести слово «красавица» от слова «крокодил», а «филолог-лингвист» от «фиговый лист». Это даже проще, чем выводить слово «конда» от слова «галерея»: пять букв совпадают, а не одна, да еще и самая распространенная.

Речь идет именно о тенденции, в этом может убедиться любой, познакомившись с публикациями на предмет этимологии: точка зрения людей, не видящих в русском языке ничего древнего и самостоятельного абсолютно преобладает. Поражает незнание жизни. Знание слов без знания жизни ничего не дает для этимологий, кроме затмения сути дела.  Настоящий этимологический словарь русского языка – это дело будущего. Его сможет создать тот человек, который навсегда закроет для себя Фасмера и для которого русский язык будет не иностранным, а родным. Который, в частности, будет понимать, что старинные русские люди никогда не делали кондар из распиловочного материала, из которого строились барские галереи: доски были дороги для крестьян. Чтобы это понять, попробуйте вручную распилить дерево вдоль. Диссертацию про «строительную лексику» легче защитить, чем распилить бревно вдоль.

У дерева есть комель, есть крона, есть ствол, который остается, если обрубить все ветки. Но как называется часть дерева от комля до первой большой ветви? Уверен: большинство не знают, подзабыли, потому что с деревом мало кто работает, особенно среди филологов. Про дерево пишем, дерева не знаем. Эта, самая прочная и востребованная часть дерева, называется издревле «конда». Крестьяне брали кондовый крепкий чурбак, разрубали и укладывали перед дверью плоской стороной вверх. За ним, повыше, — другой. Таким способом, подсыпая землю, подкладывая камни, можно за час построить крыльцо высотой хотя бы и в метр. Вот вам и «кондар». Этот способ применяется до сих пор в дачном и деревенском строительстве, я сам это делал, его применяют в том числе при строительных изысках «под старину». Используют при этом, как правило, сосну, потому что она прекрасно рубится по ровным линиям. В узком смысле «конда» — это самая крепкая часть боровой сосны.

Данное понимание объясняет также идиому «говорить с кондачка». В центре деревни была площадка, над которой возвышалась импровизированная «трибуна»: большое дерево, спиленное так, что оставалась значительная часть «конды». На нее взбирались во время сходов и говорили с односельчанами.

Даже это, — бытовые и работные обычаи своего народа — надо знать, чтобы создать словарь его языка, не блуждая по виртуальным «галереям», уводящим в чуждую заумь. Поэтому я очень осторожно отношусь к этимологическим словарям, написанным «узкими специалистами»-филологами, не знавшими жизни так, как знал ее, например, Владимир Иванович Даль, который ни одного часа не сидел ни на какой кафедре, а служил и ездил по России от Оренбуржья до Белоруссии и у которого, кстати, есть много не лингвистических, а чисто практических работ, очень интересных. По сути дела Даль был дилетантом, врачом по профессии, но этот дилетант создал лучший словарь русского языка, который никогда не смог бы осилить кафедральный филолог. Да его никто не допустил бы до этой работы сейчас. Отбили бы руки с первых слов. Поэтому, как ни странно, отсутствие в начале 19в. профессиональных лингвистов в России пошло на пользу языкознанию.

Знаете, как откомментировал мое выступление председательствующий на заседании профессор-лингвист? «Я не знаю, откуда слово «кондар», но уж точно, что не от «конда», — сказал он. Правильно: от «галерея». Слава Богу, что Даль свое дело сделал задолго до появления таковых профессионалов.

Что касается формализации, то это тоже наболевшая тема. В последнее время ее стали считать самостоятельным методом познания и противопоставлять (или ставить рядом) с подлинными методами, например, с методом восхождения от абстрактного к конкретному. Это глупость. Одно время я сильно злился по этому поводу. Формализация — это не метод, это методологический примитив, такой же как верификация, моделирование, редукция, экстраполяция и т.д. Это то, что присутствует во всех мыслительных процессах безотносительно проекта и безотносительно науки. Когда ребенок на песке чертит «палка, палка, огуречик – вот и вышел человечек» — это уже формализация. Поэтому не надо ломиться в открытую дверь, против формализации глупо что-либо иметь, если правильно понимаешь ее орудийную роль. Общие проблемы методологии научного познания мной освещены в книге «Диалектические начала антропоэволюции», гл.1. «Проблемы методологии». Там и о заблуждениях некоторых даже маститых ученых по поводу значимости формализации говорится подробно.

196: «Когда говорят: „на Венере есть пар, значит там есть вода“, или „на
Марсе есть лед, значит, там есть вода“, — перед глаголом „значит“
употредляют индикативы воды…» — Ну, строго говоря, пар и лед — не
индикативы воды, они и есть вода (в двух из ее состояний). Они являются
водой ничуть не менее, чем жидкая вода. И я не знаю насчет Венеры, но на
Марсе вряд ли есть жидкая вода — что же, получается, «индикатив» (лед)
есть, а самой воды нет? Отнюдь, лед просто входит в понятие «вода», а не
является его индикативом. А вот «дым», например, не входит в понятие
«огонь». Поэтому пример с водой некорректен.

Пар не есть вода, иначе в бане вы захлебнулись бы. Лед не есть вода, иначе, падая на катке, вы не смогли бы разбить колено. Строго говоря. А насчет состояний вещества можно спекулировать сколько угодно. Если так судить, в мире не найдешь ни одного устойчивого состояния, одни транзитивы. Если вы имеете в виду атомный состав, то все сводится к атому водорода, в том числе Вы. Мы все состоим из золы термоядерных реакций и в этом смысле являемся индикативами звезд. Можно сказать: если существует Давид Сингалевич, значит, существуют звезды. Как это вам, а?

205-206: «Зато мы видим, что ангийский язык „поехал“ в сторону
агглютинации, когда начал симплифицироваться ввиду нового,
международного статуса, становясь расхожим средством коммуникации
малообразованного „пипла“ в худшем смысле этого слова. Он упрощается до
безобразия, теряя последние флексии. В американском варианте, например,
уже почти узаконено отсутствие окончания „s“ во втором лице
единственного числа глагола.» — К сожалению, да, упрощается до
безобразия. К счастью, это происходит, в основном, только с американским
диалектом. Никто не мешает учить литературный британский английский. Да,
и исправьте пожалуйста: окончание –s — в третьем лице единственного
числа глагола. Во втором его никогда и не было.

Последнее – опечатка, исправленная в последующих изданиях. Относительно того, следует ли учить литературный британский я уже высказался. Не следует, учитывая, что международным языком является американский диалект. Разумеется, если не хочешь стать узким специалистом в сфере британской лингвистики. Но у природных носителей это все равно лучше получится. Кстати, если бы мы законодательно отказались от изучения языка высокомерных островитян, а стали бы преподавать в школах американский диалект, примеру России многие последовали бы и тогда оксфордские словари стали бы диалектными словарями малочисленного вырождающегося народика. Это сильно поубавило бы ему спеси. Это непременно надо сделать. Для будущего нашего народа. Зачем нам эта бесперспективная архаика?!

206: «…как может китайский язык, являющийся, согласно Шлейхеру, самым
отсталым, выражать такие сложные смыслы, какие он выражает без
каких-либо лингвистических затруднений?» — Никогда не поверю, что в
китайском можно выразить такие смыслы, какие нельзя выразить в гораздо
более индикативных языках. Пример, будьте добры? К слову, многозначность
— не показатель способности выражать сложные смыслы. А если в данном
случае какие-то значения данного иероглифа не нужны, что делать? Их же
не выкинешь, только из контекста понять можно будет. Но тогда
пропустятся и нужные, но тоже переносные (относительно контекста)
значения. Короче, бардак. Индикативные языки — сложные, стройные,
красивые и логичные системы. Символьные — тупо набор корней, из которых
они всё и лепят, как из пластилина. Так что Шлейхер не зря их отсталыми
назвал.

Пример – «Даодедзин» Лао Цзы. На нескольких страницах все содержание «Науки логики» Гегеля при том, что Гегель – это очень лаконичный автор и при этом «философ по-преимуществу», писавший на самом «философском» из языков. Кстати, Гегель говорил: «В моем учении нет ничего, чего не было бы в учениях восточных мудрецов, только они проникали в темную глубь, а я хочу проникнуть в ясную глубь». Но Лао Цзы темен только для тех, кто читал его в переводах на индикативные языки. Никто никогда не сможет перевести адекватно текст Лао Цзы на индикативные языки.
Выше вы пишете: «И многие лексические решения в английским разумнее чем в русском,
кстати. Я имею в виду, например, когда для двух сходных значений
требуется два слова, а когда одно».
Интересно, почему многозначность в английском вы считаете достоинством, а китайском и в русском нет? В русском многозначность имеет место быть не меньше, чем в английском.

207: «Азбука Морзе — чисто символьный язык.» — Азбука Морзе — это вообще
не язык. Это алфавит (=азбука). С помощью азбуки Морзе можно фразы на
разных языках передавать, это просто такой символьный алфавит и звуковой
шифр. Но в нем нет слов, нет словообразования. Нет значений без других
языков. А то так и кириллицу можно в языки записать, и латиницу, а также
любой звуковой шифр.

Это именно язык. Ибо сообщение, переданное русским радистом английскому, не нуждается в переводе. А вот русское сообщение, переданное латиницей, нуждается в переводе. Т.н. «азбука Морзе» — такой же искусственный язык, как бейсик и другие языки программирования, основанные на бинарном коде. Языком их делает особое сочетание знаков и значений. И словообразование там есть. «. — .» — это не по-английски и не по-русски, а «по-морзянски».

237: «…звонкие „м“, „н“, „к“ появляются позже…» — Звук [k] глухой.
Звонкий — [g].

Это в современном русском языке. В связи с сатэмовой палатализацией «к» оглушилась. В ностратическом языке и в праиндоевропейском была звонкая увулярная «к», которая в казахском, где сохранилась, изображается как «к» с хвостиком. Тюркские языки вышли из праиндоевропейского. Ближайшие родственники. В старонемецком была звонкая, взрывная «К». Германские лингвисты, по свидетельству Тредиаковского, говорили «Гкомер» еще в 18в. Русский язык к тому времени уже избавился от трудных увулярных фонем, замедляющих речь.

238: «По этой причине даже в алфавите согласные представлены, в отличие
от гласных, как минимум, двумя знаками…» — Нет, все-таки каждая буква
— это один знак. Просто названия букв состоят из двух звуков. Звуков
два, а знак (буква) — один.

У вас цитата оторванная, выше все объясняется, по какой причине. Имеется в виду алфавитное называние, например, «эр», «эс», «эф», «ка», «ша» и т.д. Это наглядность, демонстрирующая, что согласный без сопутствующего гласного непроизносим. Если хотите заниматься наукой, учитесь цитировать. В смысловой цитате смысл должен быть передан полностью, даже если надо «выковырнуть» его из нескольких страниц. Для этого в разрывах используются отточия.

239: «…цивилизации начал приходить каюк, когда некая придурошная
феминистка возомнила, будто сила женщин заключается в их силе.» —
Во-первых, ни к чему так драматизировать, каюк цивилизации от всей этой
социополитической суеты не придет)) Во-вторых, женщины бывают разные.
Например, американские индейцы (какие-то из них, точно не помню) вообще
считают, что есть четыре пола: мужчина-воин, женщина-мать, мужчина-мать,
женщина-воин. Думается мне, они не совсем с потолка это взяли. К тому
же, некоторые женщины занимаются, например, боевыми искусствами и менее
женственными и прекрасными от этого не становятся (по личным наблюдениям
на боевом фехтовании). И вообще, вы же сами писали об универсальности
человека разумного! О том, что это наша главная видовая особенность. Кто
сказал, что это не касается пола (во всем, кроме любви, разумеется)?
Человек, вне зависимости от пола, может быть и сильным, и красивым, и
умным etc. На то она и универсальность.

Именно от этого и приходит каюк. Во всяком случае, цивилизации современного типа. Ибо это различение и его необходимость глубже, чем вы полагаете, судя по тому, что отделили любовь. Общество — это организм. Перемены в одном тянут за собой все. Кто думал, что отделение человека от материальной собственности в рамках коммунизма приведет к экспроприации духовной сферы, к тотальному контролю, лишению права творить в поэзии и искусстве, что хочешь сам? Никто так не думал, в 20-е годы многие творческие люди, наоборот, думали, что освобождение настало. Маяковский, например. За что боролись, на то и напоролись. Поняли перед расстрелом или самоубийством.

Женщины реально правили миром, когда знали, что их сила – в их слабости. Самый яркий пример – Османская империя, где они были низведены до положения самых бесправных и слабых существ. Начиная с Сулеймана Великолепного – это «женский султанат». В гареме решались все вопросы, а не в диване. Луи Бретон описал, как женщины правили Францией. Любовь за скобки не выведешь, Давид. Феминизация западной цивилизации привела к тому, что женщины в итоге потеряли больше всех. Мужчин они потеряли. Теперь уже мужчины думают, что их сила – в их слабости, ищут не тех женщин, которых надо защищать, а тех, кто будет их, мужиков, опекать и защищать. И замуж выходят не по своему выбору, а по захвату волевыми женщинами. Кроме того, эти настроения массово меняют секс-ориентацию как мужчин, так и женщин. Женщины начинают думать: зачем нам такие мужчины? Без них обойдемся, меньше проблем. И мы расходимся по разным шведским квартирам. Это разве не конец той цивилизации, которая была на планете до сих пор? Это энтропия, стремление к «средней температуре», при достижении которой не станет движения вообще. Общество должно быть гетерогенной структурой, иначе ему каюк. Половые социальные признаки являются одним из главных измерений гетерогенности общества.

Универсальность не равнозначна половой амбивалентности. Это, простите, вульгаризация моей теории. Вообще это глобальный вопрос. Природа постоянно порождает гомогенные структуры и преобразует их в гетерогенные. Противоположность двух начал, слитых в одном, есть источник развития. Так возник человеческий мозг, в самом начале мозг первых существ, его имевших, был структурой гомогенной. Просто сгусток нервных волокон. Если бы не разделение, не было б качественных перемен, благодаря которым вы формулируете свои вопросы.

С другой стороны, наша биологическая универсальность дополняется социальной. Это я развил в своей диссертации (автореферат опубликован на сайте ВАКа; текст диссертации вышел отдельной книгой «Инверсионная теория происхождения общества»). Мной подмечена главная ошибка социобиологов, которые, ставя телекамеры в лесах, в муравейниках, в пчельниках убедили мир в том, что социум людей ничем не отличается от социумов животных. Ошибка следующая: у каждого вида животных один тип социума. Вид Homo sapiens имеет множество типов социумов. Поэтому сравнение порочно: один вид сравнивается со всеми сразу. Это логическая ошибка деления по разным основаниям. Люди — социоуниверсальный и социокреативный вид. Социокреативный, потому что мы не знаем даже, какие новые типы социумов появятся в будущем у людей. У пчел, у львов, у обезьян социум измениться не может, а у людей может. Может быть, на смену современной цивилизации идет другая, где будет другой набор социумов? Этой цивилизации придет каюк, наступит другая, когда будет мужчина-мать и женщина-воин? Но вообще все эти дела, связанные с деструктуризацией, обычно приводят к войне. Знаю это как историк, потому и драматизирую. А там люди начинают ценить простые человеческие мужские и женские качества, семейные ценности и т.д. Понимают, часто в последний миг, что по-настоящему дорожить больше нечем. Общество возвращается на круги своя. И все начинается сначала после огромных потерь. Беда в том, что в будущей войне мало шансов выжить хоть кому-то.

Вы тоже допускаете логическую ошибку, апеллируя к универсальности человека. Я никогда не утверждал, что конкретный человек универсален. Я говорил о том, что универсален вид «Человек разумный». Конкретные люди бывают очень специализированы. Расы – это специализация, приспособление к ландшафту. Нет универсального «человека вообще», каждый рождается мужчиной или женщиной. Есть специализация профессиональная. Вы тоже подменяете логические основания. Отсюда и получается вульгаризация. Теория, описывающая вид, к конкретной особи напрямую не применима. Лично я на это и не претендую. К конкретным людям она может применяться только после обработки методами конкретных наук, например, медицины, психологии, социологии, педагогики.  Принадлежность к универсальному виду не делает человека универсальным. Человек должен уметь самоограничиваться, иначе он не сможет ничего добиться в жизни. Богато одаренные люди бывают развиты универсально и не могут себя ограничить, разрываются между спортом, профессией, искусством, многочисленными хобби, эмоциональными увлечениями… Тем более, что на них высокий спрос и трудно избежать соблазна… И только когда становится поздно, понимают: когда Бог хочет наказать, он дает слишком много.

Вопросы и идеи:

1. Где можно найти и купить «Инверсионную теорию происхождения
общества», «Прощай, обезьяна», «Ра. Индийский путь северного бога» и
«Народы и расы. Происхождение»?

В Питере наиболее низкие цены на мои книги, причем, всегда есть полный ассортимент, за исключением тех, тиражи которых исчерпаны, на Книжной ярмарке им.Крупской, м.82а, кроме понедельника с 10 до 18. Иногородние могут заказать по адресу vvten@mail.ru или в Интернет-магазине delokrat.ru

2. Исправлены ли в книгах нового издания типографические ошибки?
Например, дефис вместо тире и кавычки внутри кавычек — ««»» вместо
правильных «„“». Если нет, я бы на вашем месте открутил голову редактору
(или кто там за это отвечает?), ибо это раздолбайство…

Надеюсь, что да. Все не отслеживал. Вы их шпагой заколите лучше. Это гуманней, чем головы откручивать

3. Не приходила ли вам в голову идея написать коротенькую статью с
перечислением эксклюзивов человека и краткими комментариями, почему они
опровергают симиализм, и как они объясняются инверсионной теорией? Чисто
в рекламных целях. По-моему, так проще заитересовать и заставить
прочитать книгу. А то уж больно медленно ваша замечательная теория
распространяется. По крайней мере, в школах и, смею предположить, в
большинстве институтов на биологии все еще преподают бредни симиалистов.
А это не дело. Науку надо популяризировать.

Уже сел писать такой текст. Тем более, что вы не первый, кто об этом говорил. Но и там новье полезло у меня, конспект не получается. Похоже, будет новая книга. Спасибо за высокую оценку моей теории.

4. И еще можно было бы с той же целью сделать свою «цепочку шагающих
друг за другом уродов», только в виде дерева. Начиная с долгопятов. И
дельфинов туда включить, и шимпанзе, и уродов тоже… И с картинками, а
не так, как в конце первой книги. Как ни крути, а наглядность — очень
удобная штука. Упрощает понимание для масс. Ну и красиво будет) Я бы сам
сделал, но где найти рисунок акродельфида?! Или как его примерно
нарисовать (я не умею)? Да и не только его…

Интересное предложение, потом спишемся, подумаем

5. Я правильно понимаю, что английский, французский, а также
скандинавские и кельтские языки относятся к языкам четвертой архифонемы?

Да, в той степени, в какой они – индоевропейские.

Спасибо за письмо. Всего Вам доброго, Давид!

Запись опубликована в рубрике Вопросы, ответы, комментарии, перепост с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: Дискуссия по лингвистике

  1. Давид Сингалевич говорит:

    Спасибо за ответ по лингвистике! Извиняюсь за свой долгий ответ — не
    было времени. Я прокомментировал то, с чем не согласен. По остальным
    пунктам, соответственно, согласен, кроме тех, которые говорят о том же,
    что я оспариваю =)

    > носители европейских кентумных языков, где много R (испанцы,
    португальцы) без ущерба для смыслоразличения замещают его на H (т.е. Х)
    К слову, это просто потому что R у них горловое, французское. Оно
    изначально близко к H.

    > Простые англичане и американцы испытывают проблемы с архаично диким
    количеством времен.
    На русском тоже далеко не все правильно говорят и пишут, к сожалению.
    Проблемы можно испытывать с любой грамматикой, было бы желание.

    > Поэтому многие на самом деле не знают таких проблем. Потому что
    вообще не используют сложные времена.
    Да, возможно, в разговорной речи какой-нибудь Future Perfect Continues
    очень редко нужен. Но, во-первых, никто не заставляет в разговоре всегда
    использовать сложные времена. Во-вторых, есть еще литература. В-третьих,
    не использовать сложные времена вообще — это все-таки перебор. Мало ли
    как быдло говорит…

    > Русская система времен не бедна, она упрощена до разумного предела.
    Если это «разумный предел», тогда английская падежная система — это тоже
    разумный предел. Русская система времен упрощена до беспредела, я бы
    сказал. Разумный предел — это если из английского, скажем, убрать
    Perfect Continues’ы и оставить девять времен.

    > Упрощение мышления, упрощение языка, выражающееся в рационализации
    временных конструкций, исключении вспомогательных глаголов, в элиминации
    двойственных времен числительных, избавлении от артиклей и т.д. есть
    процесс в целом прогрессивный.
    Кому как. По-моему, это называется «деградация». Кстати, двойственное и
    собирательные числа — это прекрасно.

    > Не надо ругать китайский язык, чтобы не опровергать самого себя. Ибо
    ниже вы пишете о праве мыслить картинками. Китайский язык и,
    соответственно, стиль мышления, именно это и есть.
    Во-первых: хотите сказать, они мыслять иероглифами? Мы вот обычно не
    буквами мыслим, а скорее звуками, разве нет? Во-вторых, разве европейцы
    не умеют мыслить картинками? Безо всяких иероглифов. В-третьих,
    китайские иероглифы есть и в японском языке. Но там есть еще две
    слоговые азбуки, одной из которых и выражается флексия. На мой взгляд,
    японцы применили китайские иероглифы лучше самих китайцев. Писать и
    говорить одними корнями — театр абсурда.

    > И даже далее, что и делает китайский язык в какой‐то степени
    надмирным, высокодуховным и чрезвычайно поэтичным, потому что поэзия –
    это концентрат смыслов, это способность выразить в одной фразе все
    содержание мира.
    Да ни разу. Вся эта азиатская «высокодуховность», в абсолютном
    большинстве случаев, — банальный выпендреж, который азиатским культурам
    вообще свойственен. В европейских языках прекрасно можно выразить все те
    же самые смыслы. Только для того, чтобы это понять, не надо будет учить
    тысячи иероглифов. Что вы там говорили насчет разумного упрощения?.. ^_^

    > Потому что в переводе с любого другого языка (за исключением
    иероглифических) на русский поэт выигрывает.
    Не соглашусь. При переводе с английского на русский чаще всего
    получается ужас, и многое теряется, каким бы хорошим не был переводчик.
    Не говоря уж о том, что на английском все звучит эпичнее. Поэтому
    красивые и пафосные цитаты на русский с английского вообще переводить
    нельзя.

    > При переводе русской поэзии на другой язык поэт проигрывает.
    Точно сказать не могу, но в этом я тоже сильно сомневаюсь. Надо будет
    как-нибудь попробовать превести что-нибудь из Пушкина на английский…
    Кстати, я, конечно, не Пушкин, но мой собственный стих при переводе на
    английский стал намного лучше)

    > Аргумент «Британская империя нагибала полмира, поэтому ее язык стали
    мировым» представляется, простите, холуйским. А если бы Чукотка нагибала
    полмира, вы сейчас восхищались бы чукотским языком?
    Эмм… Это не аргумент в пользу английского языка. Это аргумент в пользу
    того, что принятие английского языка международным не было осмысленным
    решением — просто так исторически сложилось.

    > Кстати,английский стал мировым не по этой, а по противоположной
    причине. Потому что Америка с помощью Франции «нагнула» Англию в войне
    за независимость и положила начало распаду английской империи.
    Ясно, не знал… Нет, Америка, конечно, тоже классная страна — по
    крайней мере, Америка времен Войны за независимось. И Франция тоже. И
    когда Англия угнетала американские колонии, она, конечно была не
    права… Как не права она и сейчас, владея Северной Ирландией… Но вот
    неевропейские колонии было совершенно незачем делать отдельными
    странами, в виде сырьевого придатка Европы они были милее. Вообще
    хреново, когда европейцы грызутся между собой. Лучше бы колонии завоевывали.

    > Поэтому я удивляюсь, почему в наших школах учат английскому, а не
    американскому диалекту. Это не‐реальный, не здравый подход. Кому он
    нужен вообще, школьный английский?
    Зато он красивый.

    > Ну, пусть они ностальгируют по былому значению, когда «нагибали»
    полмира. Кстати сказать, изощренно жестоко и подло.
    Не жестоких методов войны тогда особо и не было, по-моему…

    > Но столько безобразно звучащих фраз, сколько в английском, трудно
    найти в других языках.
    Во-первых, нет такого в английском. Во-вторых, послушайте любой
    среднеазиатский язык — что может звучать гаже?!

    > Никто меня не убедит, что фраза «брынг мы сам быа, плыз» — это
    красиво (транскрипция, чтоб избавиться от обвинений в
    неправильноговорении, дается по: Трушникова Т. Русско‐английский и
    англо‐русский разговорник, СПб., «Экстерн», 1995, С.49).
    Ну еще бы! Если прочитать по-английски русскую фразу, записанную
    транслитом (кстати, когда же уже все перестанут путать транскрипцию с
    транслитерацией?), это тоже будет звучать ужасно. Транслитерация
    правильного произношения не передает вообще. Звуков-то на самом деле
    гораздо больше, чем букв (в любом языке) — загляните в Международный
    фонетический алфавит. И да, будучи правильно произнесенной, это фраза
    звучит вполне красиво.

    > Звук «Ы» вообще малоблагозвучен, а его особенно много в английском
    языке сравнительно с другими (разве только чукотский может
    конкурировать). Фонема Ы, которой в английском алфавите нет
    (кстати, как L в японском алфавите, — еще один аргумент, что не надо
    путать алфавит и фонологию), присутствует в английской фонологии в
    огромном количестве.
    Разберем на примере той же самой фразы «bring me some beer, please»
    [ˈbrɪŋ ˈmiː ˈsəm ˈbɪr ˈpliːz]. В словах «bring» и «beer» — русский
    безударный И [ɪ], как в словах «тЯжелый», «Этап», «чЕтыре» (кстати
    сказать, в русском этого звука тоже много). В словах «me» и «please» —
    русский ударный И [i], как в слове «сИний». Настоящий звук Ы, как,
    например, в слове «дЫшать» — это [ɨ]. Он, конечно, в английском тоже
    встречается («rosЕs», «businЕss»), но не так уж и часто. Гораздо реже,
    чем [i] и [ɪ].
    Транскрипция английской фразы получена мной с помощью автоматического
    транскриптора
    (http://learn-foreign-language-phonetics.com/english-phonetic-transcription-converter.php),
    информация о русской фонологии — из Википедии
    (http://ru.wikipedia.org/wiki/Таблица_МФА_для_русского_языка). Впрочем,
    в каком-нибудь американском сленге можно услышать все что угодно, даже Ы
    через каждый второй звук.

    > «Смелые» викинги на своих дракарах так не рисковали, мирные поселения
    грабили, нападая неожиданно.
    Не знаю, смелые они или нет, но что не идиоты — это точно. И вообще,
    скандинавы классные! И культура у них красивая, а за культурный эстетизм
    лично я готов простить любому народу все что угодно =)
    А грабить мирные поселения — абсолютно нормальный метод ведения военных
    действий для тех времен.

    > Или: «вот кантри а ю фром» (буквально «что страна являетесь вы из») –
    это логично и экономично?!
    Логично — да. У англичан просто очень строгий синтаксис. Зато помогает
    меньше париться о знаках препинания и паузах — они их по вкусу
    расставляют чуть менее, чем во всех случаях. Да и в значениях не
    запутаешься: все предельно ясно и четко. Разумеется, в поэзии многим из
    этого пренебрегают. Хотя и не всегда, поскольку в строгом синтаксисе
    есть своя прелесть. А экономичность… Ну что ж, всегда приходится
    чем-то жертвовать. Зато логично.
    Кстати, они скорее скажут «where are you from?», поскольку это короче.
    Так же, как русские чаще скажут просто «откуда ты?» — ненамного короче
    английского варианта.

    > «Итс ми» (ит из ми) означает просто «Я»
    Нет, это означает «это я», что по звукам примерно такой же длины.

    > Вам это кажется красивым и логичным, потому что вы не задумываетесь о
    смысле этих фраз, они идут, как готовые формы.
    Они «идут» как готовые формы не просто так, а потому что на практике
    язык и состоит из готовых форм, что кстати, очень полезно знать при его
    изучении.

    > А возьмите многочисленные артикли, эти языковые штыри, которые,
    кстати, крайне мешают поэтическому выражению, делая его однообразным и
    плохо вписываемым в строку.
    Зато они имеют огромное смыслоразличительное значение. Смысл многих
    английских фраз кардинально меняется, если поменять всего лишь один
    артикль. По-моему, это удобно. А в поэтическую строку английский
    вписывается не «плохо», а скорее просто трудно. Зато когда впишут,
    звучит великолепно.

    > Кстати, на английском уже около века как отсутствует рифмованная
    поэзия. В связи с бедностью своего языка они
    исчерпали возможности рифмовки.
    Это если не считать песен. Ну так и в России сейчас поэтов, которые
    писали бы не песни, в сто раз меньше, чем во времена Пушкина. А таких же
    известных и вовсе нет. Послушайте, например, вот эти современные
    фолковые песни на английском (прикладываю к письму два файла).

    > Но мы говорим о лингвистике. Господь с вами! Какая там точная наука!
    Ладно, наверное, эта классификация все-таки неверная.

    > Точных наук не бывает вообще, это тоже идеализм.
    Почему же, бывают. Все науки делятся на точные и описательные.

    > Более‐менее точным знанием является только поэзия. Все остальное —
    жалкие приближения к истине.
    Поэзия вообще не имеет отношения к научному познанию. В поэзии
    выражаются мнение и чувства автора, а не так называемая «истина». Истина
    вообще бывает только в науке, а не в жизни.

    > Чем больше раздувают щеки представители т.н. «точных наук», тем более
    карикатурно выглядят, ибо история любой науки – это смена одного
    заблуждения другим.
    Слишком громкие слова. С определенного момента это уже скорее смена
    одного подхода другим. Это не заблуждения, а просто разные способы
    объяснить что-либо. Ньютоновская механика ведь тоже верна. Только не
    везде и не всегда. Я думаю, наука постепенно двигается к релятивистской
    идее, что абсолютной истины вообще не бывает — особенно это заметно в
    квантовой механике. Надеюсь, в итоге понятие «истина» вообще выбросят за
    борт… «Nothing is true, everything is permitted» и все такое ^_^
    Но это не делает точные науки менее точными. Они точные в смысле методов
    познания, в смысле возможности описать все их открытия, все рассуждения
    и утверждения формулами, в строгости рассуждений — каждое утверждение
    должно четко из чего-то следовать etc.

    > Даже математика после появления теории множеств стала философией,
    которая не есть наука или, как минимум, не только наука.
    Математика в определенной своей части переходит в философию — это
    естественно, поскольку все науки изучают Универсум, и, соответственно,
    переходят одна в другую, описывая разные уровни устройства мира. Та
    часть математики, которая все-таки математика — абсолютно точная наука.
    Математика и философия вообще всегда были близки, они как двойники:
    абстрактная точная и абстрактная описательная науки.

    > Как ни парадоксально, но, следуя фасмеровской методике,
    этимологический словарь любого языка можно составить, вообще не зная
    этого языка: достаточно хорошо знать другие для производства
    гомологических словарных линий, основываясь на формальной «похожести».
    Это ли не «научный идеализм»?!…
    Разве только в кавычках. В точных науках настолько абсурдная ситуация
    невозможна.

    > Относительно того, следует ли учить литературный британский я уже
    высказался. Не следует, учитывая, что международным языком является
    американский диалект.
    Международным де-факто является вообще грубое, кое-как выученное подобие
    английского — так называемый Globish (от «Global English»). И если в
    защиту американского диалекта еще можно что-то сказать, то уж этот
    уродливый сленг никто не назовет лучше британского диалекта.
    А по поводу изучения языка в школах: вообще без разницы, какой диалект
    преподавать, потому что язык не учится таким способом, каким его учат в
    школе. Это вообще неэффективный метод изучения языка.

    > Кстати, если бы мы законодательно отказались от изучения языка
    высокомерных островитян, а стали бы преподавать в школах американский
    диалект, примеру России многие последовали бы и тогда оксфордские
    словари стали бы диалектными словарями малочисленного вырождающегося
    народика.
    К сожалению, на британском диалекте и так говорят только в Соединенном
    Королевстве, так что ничего не изменится. Но Королевский английский
    всегда останется самым правильным и литературным. И вообще, не надо
    англичан обижать! Замечательный народ с интересной культурой.

    > Пример – «Даодедзин» Лао Цзы. На нескольких страницах все содержание
    «Науки логики» Гегеля.
    Это некорректный пример. Можно долго рассуждать, действительно ли в
    нескольких страницах этого труда содержится весь смысл «Науки логики»
    Гегеля, или там что-то упущено, и нельзя ли это все изложить на
    индикативном языке короче… Нет, приведите пожалуйста какой-нибудь
    пример, насчет которого можно однозначно рассуждать. На уровне слов,
    словосочетаний или фраз.
    И кстати, китайские предложения сильно укорачиваются при записи
    благодаря иероглифам. Казалось бы это плюс, но: во-первых, иероглифами
    писать сложнее и медленнее, чем нормальным алфавитом — в них обычно
    довольно много черт; во-вторых, иероглифы гораздо менее читабельны, чем
    буквы, поскольку куча черт втиснута в квадрат, который чуть больше
    обычной буквы; в-третьих, все эти иероглифы еще выучить надо, а их
    несколько тысяч. Это как с системами счисления. Можно вообще
    использовать шестидесятиричную систему, и длинные числа будут
    записываться гораздо короче, но тогда надо будет помнить, как пишутся
    все 59 цифры. Поэтому никто сейчас не использует системы счисления с
    такими большими основаниями. По-крайней мере, в цивилизованном мире. Про
    каждую Богом забытую страну во всяких Африках-Азиях говорить не берусь —
    может, где-нибудь эта архаика и сохранилась. В Китае вот подобное еще
    осталось в письменности.

    > Выше вы пишете: «И многие лексические решения в английским разумнее
    чем в русском, кстати. Я имею в виду, например, когда для двух сходных
    значений требуется два слова, а когда одно». Интересно, почему
    многозначность в английском вы считаете достоинством, а китайском и в
    русском нет? В русском многозначность имеет место быть не меньше, чем в
    английском.
    Вы меня неправильно поняли. Многозначность — это хорошо. Но в китайском
    иероглифы зачастую чересчур многозначны.
    Например: есть пять условных значений — A, B, C, D, E. Они выражаются в
    китайском одним иероглифом. А нам нужно выразить смысл C, подразумевая
    еще (в рамках поэтического или философского произведения) B и E, но
    никак не A и D. Что делать? Придется добавить лишние уточняющие слова,
    что испортит всю лаконичность, а также убьет скрытые смыслы B и E, либо
    сделает их слишком явными, что нам тоже не нужно.
    Насчет русского и английского. Я нисколько не отрицаю многозначности
    русских слов. Я говорю о конкретных лексических решениях, о том, когда
    для двух значений уместнее выражаться двумя разными словами, а когда одним.
    Например, русское слово «земля» имеет три значения: земля-почва,
    земля-территория и Земля-планета. В английском слово «earth» имеет два
    из этих значений (земля-почва и Земля-планета), а «land» — третье
    (земля-территория). Я считаю, что здесь действительнее уместно два-три
    отдельных слова, а не одно для трех значений. (На всякий случай: «почва»
    — это не только чернозем, а «территория» — более официальное слово, чем
    «земля», так что это уже другие значения, и в английском для них тоже
    есть слова.)
    Обратный пример так c ходу не придумаю, но если надо, скажите, я поищу.

    > Это именно язык. Ибо сообщение, переданное русским радистом
    английскому, не нуждается в переводе.
    У меня дедушка инженер, и я специально у него поинтересовался насчет
    азбуки Морзе. Так вот, сама по себе это именно азбука. Просто существуют
    специальные коды типа «SOS», которые для оперативности, для скорости
    передачи информации обычно и используют вместо нормальных слов. И эти
    коды действительно поймут везде. Но сама по себе азбука Морзе — это не
    язык, а просто шифр. И на ней можно написать сообщение по-русски или
    по-английски. Хотя если по-русски, то, наверное, только транслитом.

    > У вас цитата оторванная, выше все объясняется, по какой причине.
    Имеется в виду алфавитное называние, например, «эр», «эс», «эф», «ка»,
    «ша» и т.д.
    Я понял, о чем идет речь. Я о том и говорю. Знак — это буква. Название
    буквы состоит из двух звуков, но сама буква представлена одним
    графическим знаком. Алфавит — это «А, Б, В, Г, Д…»: одна буква на один
    знак, несмотря на то, что произносится это как «А, Бэ, Вэ, Гэ, Дэ…»

    > Это наглядность, демонстрирующая, что согласный без сопутствующего
    гласного непроизносим.
    С этим-то я и не спорю. Просто если уж искать ошибки в книге, почему бы
    не придраться к словам? Тем более такому педанту и перфекционисту как я)

    > Если хотите заниматься наукой, учитесь цитировать.
    Во-первых, не хочу. Это интересно, но это не мое. Во-вторых, когда я при
    цитировании оставляю в конце многоточие, и видно, что цитата не
    закончена по смыслу, это означает, что я просто не хотел загромождать
    текст полной цитатой, хотя комментировал ее целиком, а не данный отрывок.

    > Любовь за скобки не выведешь, Давид.
    Ok, тогда любовь тоже сюда включим. Отношения равных — самые
    перспективные. Человек в наибольшей степени является собой рядом с
    равными, когда на него не влияет необходимость подчиняться или
    возможность быть главным. «Все эти отношения сверху-снизу хороши сами
    знаете где, да и то не всякий раз.» — Макс Фрай
    А вообще, отделяя любовь, я имел в виду различение мужчин и женщин чисто
    в горизонтальной плоскости. Потому что надо все-таки понимать, что
    однополые отношения — это ненормально, хотя это и не повод
    дискриминировать тех, кто их практикует…

    > Феминизация западной цивилизации привела к тому, что женщины в итоге
    потеряли больше всех. Мужчин они потеряли.
    Да нет. Есть же нормальные семьи… Возможно, их стало меньше, но это не
    из-за порочности идеи, а из-за криворукой ее реализации. Впрочем, все
    как всегда.

    > Теперь уже мужчины думают, что их сила – в их слабости, ищут не тех
    женщин, которых надо защищать, а тех, кто будет их, мужиков, опекать и
    защищать.
    Хорошо, что такие мужчины не оставляют потомства. Естественный отбор
    работает на всю катушку!

    > Кроме того, эти настроения массово меняют секс‐ориентацию как мужчин,
    так и женщин.
    Что-то я сомневаюсь, что половую ориентацию так просто изменить. Разве
    это не врожденное нарушение? Только не говорите мне, что эта истерия с
    «пропагандой гомосексуализма» имеет под собой какие-то основания…

    > Женщины начинают думать: зачем нам такие мужчины? Без них обойдемся,
    меньше проблем.
    Так не все же мужчины такие. Наоборот, в современном обществе постепенно
    зреет отторжение некоторой части «западных ценностей», которая людей
    изрядно достала. Не на официальном уровне, а просто в народе. А историю
    творит народ. Главное теперь не выплеснуть с водой ребенка и не похерить
    всю современную систему ценностей целиком. Все-таки в ней есть много
    здравых идей.

    > Это разве не конец той цивилизации, которая была на планете до сих пор?
    Нет, это временный идиотизм.

    > Общество должно быть гетерогенной структурой, иначе ему каюк. Половые
    социальные признаки являются одним из главных измерений гетерогенности
    общества.
    Короче: мужчины и женщины различаются, но они равны. Ни один из полов не
    имеет права дискриминировать другой. Это, если хотите, плата за разум.

    > Может быть, на смену современной цивилизации идет другая, где будет
    другой набор социумов? Этой цивилизации придет каюк, наступит другая,
    когда будет мужчина‐мать и женщина‐воин?
    Я не ратую за систему полового деления индейцев. Я просто привел ее как
    пример…

    > Но вообще все эти дела, связанные с деструктуризацией, обычно
    приводят к войне. Знаю это как историк, потому и драматизирую.
    А как же атомное регулирование и все такое?

    > А там люди начинают ценить простые человеческие мужские и женские
    качества, семейные ценности и т.д. Понимают, часто в последний миг, что
    по‐настоящему дорожить больше нечем.
    Не преувеличивайте. Жизнь не сводится к семейным отношениям. Они важны,
    но любовь — не единственное, что есть стоящего в жизни. Да и люди все
    разные. Для кого-то важнее всего любовь, и главное дело в жизни — благо
    семьи, но ведь главное дело в жизни бывает разным. Для кого-то это
    наука, для кого-то — практический гедонизм, для некоторых творчество. И
    я никогда не поверю, что семейные ценности всегда и для всех «на самом
    деле» важнее всего этого. Лыко в строку об «истине», кстати.
    И кстати, из того, что люди понимают что-то в последний момент, не
    далеко следует истинность этого. Это только в поэзии/литературе люди в
    последний миг всегда понимают действительно самое главное. В жизни-то
    по-разному бывает.

    > …простые человеческие мужские и женские качества…
    А что плохого в том, чтобы мужчина был по-мужскому красив не менее, чем
    женщина по-женскому красива? Что плохого в том, чтобы женщина не
    нуждалась в защите, а могла, условно говоря, сражаться рядом, плечом к
    плечу с мужчиной? Девушка как боевой товарищ — это классно, поверьте
    моему скромному опыту =^_^=

    > Я никогда не утверждал, что конкретный человек универсален. Я говорил
    о том, что универсален вид «Человек разумный».
    Но многим людям в той или иной степени свойственно стремление к
    универсальности в каком-либо вопросе, и это явно следствие нашей видовой
    универсальности. И да, когда вы писали (в первой книге) о способности
    человека бегать, плавать, копать, лазать по деревьям etc., вы вряд ли
    имели в виду, что один человек умеет одно, а другой другое, правда?

    > Принадлежность к универсальному виду не делает человека универсальным.
    Зато она дает задатки к этому.

    > Человек должен уметь самоограничиваться, иначе он не сможет ничего
    добиться в жизни.
    Это зависит от того, ставит ли человек перед собой конкретные жизненные
    цели, или же просто наслаждается жизнью. Впрочем, это можно совмещать,
    если целей не слишком много и они не слишком амбициозные.

    > Богато одаренные люди бывают развиты универсально и не могут себя
    ограничить, разрываются между спортом, профессией,
    искусством,многочисленными хобби, эмоциональными увлечениями…
    И что в этом плохого? У меня есть несколько таких знакомых, и они живут
    прекрасной, интересной и полноценной жизнью. Да и сам я куда-то в ту
    сторону двигаюсь: я умею и люблю ограничиваться, вернее, отказываться от
    чего-либо, но увлечений, от которых я никогда не откажусь, все равно
    остаеется слишком много.

    > И только когда становится поздно, понимают: когда Бог хочет наказать,
    он дает слишком много.
    «Какой ужас, зачем я жил такой разносторонней жизнью и наслаждался ей,
    надо было последовательно добиваться чего-то в жизни!» — так, что ли?
    Как сказал бы Станиславский, не верю!

    P. S. Русский лучше в пример не приводить в спорах о грамматике. Это,
    конечно, замечательный язык с развитой грамматикой, но все-таки
    категория рода у неодушевленных существительных — это абсурд.
    Бессмысленная грамматическая категория, дико усложняющая язык, но не
    несущая никакой информационной нагрузки. Так что не противоречьте себе,
    говоря о разумном самоограничении. Английские времена, по крайней мере,
    передают информацию. И кстати, насчет осмысленности спряжения глаголов у
    меня тоже есть большие сомнения. И вообще, рекомендую почитать вот этот
    текст про логичность русского языка, очень забавно:
    http://entre-2-mondes.livejournal.com/77158.html
    P. P. S. Еще один минус китайского языка. У них ведь довольно бедный
    набор фонем, что признавали и вы в своей книге. Да, у них фонология
    весьма смыслоразличительно богата, но в узком диапазоне. Помните, вы,
    восхваляя разумное ограничение, писали про нотный стан? Так вот,
    фонология европейских языков (не только их, но их — в среднем в большей
    степени) — это как нотный стан, семь нот с довольно большими
    промежутками. А китайская фонология — это как если бы взяли, скажем,
    промежуток от соль до си и экспериментировали с высотами в этом
    диапазоне. Я думаю, прогрессивность евпопейской фонологии тут очевидна.

  2. Виктор Тен говорит:

    Давид Сингалевич говорит:

    Спасибо за ответ по лингвистике! Извиняюсь за свой долгий ответ — не
    было времени. Я прокомментировал то, с чем не согласен. По остальным
    пунктам, соответственно, согласен, кроме тех, которые говорят о том же,
    что я оспариваю:
    «носители европейских кентумных языков, где много R (испанцы,
    португальцы) без ущерба для смыслоразличения замещают его на H (т.е. Х)»

    К слову, это просто потому что R у них горловое, французское. Оно
    изначально близко к H.

    Виктор Тен говорит:
    Здесь все к слову, ибо о лингвистике. У испанцев не французское горловое и назализованное R. Во французском этот звук появился после того, как язык переиначили аристократы в позднем Средневековье. Старофранцузское R такое же, как в испанском, твердое. Испанский язык ближе к общероманской основе, о заимствовании R из французского говорить нелепо. Ничего общего сейчас нет между французской и испанской R, совершенно разные звуки. Испанское R ближе к русскому (и латинскому), чем к французскому: такой же твердый и раскатистый звук, даже еще более твердый и раскатистый.

    «Простые англичане и американцы испытывают проблемы с архаично диким
    количеством времен».

    На русском тоже далеко не все правильно говорят и пишут, к сожалению.
    Проблемы можно испытывать с любой грамматикой, было бы желание.

    С русскими временами русские люди с нормальной речью, не больные, будучи даже неграмотными, проблем не испытывают. По употреблению времен вообще невозможно отделить неграмотного русского человека от лингвиста. Многие старые сельские люди говорят по-русски лучше профессоров.

    «Поэтому многие на самом деле не знают таких проблем. Потому что
    вообще не используют сложные времена».

    Да, возможно, в разговорной речи какой-нибудь Future Perfect Continues
    очень редко нужен. Но, во-первых, никто не заставляет в разговоре всегда
    использовать сложные времена. Во-вторых, есть еще литература. В-третьих,
    не использовать сложные времена вообще — это все-таки перебор. Мало ли
    как быдло говорит…

    Да, и основная масса западного народа становится все быдловатей и быдловатей. Причем, не заметно усилий как-то противодействовать масс-антикультуре. Т.н. «звезды» ей только способствуют. Тот уровень массовой образованности и культурности, который был в СССР, видимо, останется максимальной вершиной, на которую когда-либо поднималось человечество. Будучи археологом, я заезжал в такие места, куда даже автобусы не ходили. Часто встречал людей, читающих в палисаднике. Интересовался, что читают. Это были Достоевский, Толстой, Мориак, Фриш, Сэлинджер, Вулф, Распутин… Хорошую поэзию читали массово. Почти в каждой семье выписывали толстые литературные журналы. При тиражах в миллионы экземпляров (даже десятки миллионов в конце эпохи СССР!) подписка была лимитированной, на всех желающих не хватало. Сейчас даже в городах редко встретишь таких людей. Литжурналы едва достигают трехтысячного тиража, который почти весь выкупается государством в библиотеки и авторами, реального читателя нет. По сути дела это квазитираж. Когда Клинтон впервые был избран президентом, в начале 90-х, у меня случился спор с одним очень демократически настроенным товарищем, кандидатом наук, который работал зам.начальника областного антимонопольного управления. Я сказал: «Как можно было избрать президентом человека, который заявил, что его любимый литературный герой (именно так: литературный) Джеймс Бонд! У нас бы такого не избрали! Человек настолько низкого уровня, что не понимает: это мимо литературы!». Мой друг со мной яростно спорил. Причем, он не отрицал более высокий уровень наших людей, он отрицал значимость высокого культурного уровня для президента огромной страны. Сейчас мне странно вспоминать об этом. И наш народ опустился до этого уровня… Благодаря кому? Американскому быдлу! Они навязали свой низкий уровень всему миру, потому что низкое проще навязать, чем высокое. Высокое требует усилий. Когда народы борются против засилья американской поп-культуры, они не просто национальные интересы отстаивают, они защищают Высокое, это борьба с культурной энтропией за будущее всего человечества, в том числе американского.

    «Русская система времен не бедна, она упрощена до разумного предела»

    Если это «разумный предел», тогда английская падежная система — это тоже
    разумный предел. Русская система времен упрощена до беспредела, я бы
    сказал. Разумный предел — это если из английского, скажем, убрать
    Perfect Continues’ы и оставить девять времен.

    Остается сожалеть, что Англия к вам не прислушивается и не реформирует язык. Если русская система времен упрощена до беспредела, то как Толстой Лев мог в одном предложении просто и понятно выразить, что было сто лет назад, вчера, что будет завтра и т.д., да еще и объяснить, чем сердце успокоится. А писал ведь на русском. Русская система времен упрощена до разумного демократического предела. Именно демократического, ибо позволяет одинаково легко пользоваться собой и неграмотному человеку и профессору-лингвисту и при этом выражать не менее сложные временные отношения, чем сложная английская система глагольных времен.

    « Упрощение мышления, упрощение языка, выражающееся в рационализации
    временных конструкций, исключении вспомогательных глаголов, в элиминации
    двойственных времен числительных, избавлении от артиклей и т.д. есть
    процесс в целом прогрессивный».

    Кому как. По-моему, это называется «деградация». Кстати, двойственное и
    собирательные числа — это прекрасно.

    Это прогрессивно, хотя и страшновато, как грядущая тепловая смерть Вселенной. Ибо это один и тот же процесс, описываемый вторым началом термодинамики: энтропия. Большинство думают (это господствующее мнение среди ученых, другого мнения пока что придерживаюсь только я; большинство думают, будто мышление пошло от обезьян путем усложнения рефлексов), что процесс становления и развития мышления представляет собой усложнение. На самом деле это процесс упрощения. Сложней всего думали и говорили первобытные шизофреники. Логос в первом явлении есть просто общемыслие, а уже потом законы мышления. Переход к нему был упрощением. Цивилизация тоже энтропийна в своем стремлении к упрощению, но у нее есть механизм противодействия: культура. Поэтому важно, чтобы «звездами» были не Мадонны, тошнотворные бесстыжие старухи, которые, чтобы привлечь к себе внимание ради денег и успеха у молодых людей, натягивают лосины на свои сухие морщинистые ляжки и ползают, как мухи, по кресту под оглушительный механический треск, а творцы типа Пушкина. Но в упрощении есть смысл и прогресс. Упрощение электроники позволяет ей развиваться. Ламповый радиоприемник был более сложным устройством, чем современный телевизор. Упрощение языка часто дает возможность порождать новые смыслы. До Пушкина русский язык был гораздо более сложным, он его упростил и при этом приподнял, а не опустил. Такова диалектика. (Вообще, должен сказать, что большинство ваших вопросов порождены отсутствием диалектического мышления. Хочется однозначных ответов на сложные вопросы, а это невозможно). Культура – это механизм, не позволяющий опуститься до вульгаризации в ходе упрощения и обеспечивающий формирование нового сложного из простого. Вообще о развитии, как упрощении мной написано в статье «Аксиосфера культуры и филогенез мышления», опубликованной в журнале «Научное мнение» №6, 2013. Она доступна в Инете.

    «Не надо ругать китайский язык, чтобы не опровергать самого себя. Ибо
    ниже вы пишете о праве мыслить картинками. Китайский язык и,
    соответственно, стиль мышления, именно это и есть».

    Во-первых: хотите сказать, они мыслят иероглифами? Мы вот обычно не
    буквами мыслим, а скорее звуками, разве нет?

    Наверно, вы единственный в мире человек, который мыслит звуками. Голова не трещит?

    Во-вторых, разве европейцы не умеют мыслить картинками? Безо всяких иероглифов.

    Я не утверждаю, что китайцы непосредственно иероглифами и мыслят. Я пишу о стиле мышления. У китайцев оно более образное, чем у природных носителей алфавитных языков, ближе к художественному.

    В-третьих, китайские иероглифы есть и в японском языке. Но там есть еще две слоговые азбуки, одной из которых и выражается флексия. На мой взгляд, японцы применили китайские иероглифы лучше самих китайцев. Писать и говорить одними корнями — театр абсурда.

    Между прочим, абсурд – это вершина мышления, с которой делается возможным спуск (а не подьем!) к новым смыслам. Когда Тертуллиан сказал «Верую, ибо абсурдно», он открыл возможность толкования, породившую новый смысл. На самом деле, зачем верить в то, что не абсурдно? В то, что возможно и на каждом шагу происходит? Это достаточно знать. Верить надо только в невозможное. Значимость японской культуры не отрицаю, хотя сами японцы часто говорят, что у них все из Китая. Кстати, сейчас читаю полный текст (до этого читал только укороченный) «Повести о доме Тайра» — там все аллюзии китаецентричные. Если надо что-то доказать, в пример приводится китайская история, китайская литература, китайская культура, китайская письменность, китайские обычаи. Если в Китае это есть, значит, это правильно и надо этому следовать. Японцы, которых вы хвалите, столько веков признают величие китайской культуры, письменности и языка, а вы именно это ругаете. Берите пример с хваленных японцев. Они знают, что говорят и пишут. Они знают Китай гораздо лучше нас.

    «И даже далее, что и делает китайский язык в какой‐то степени
    надмирным, высокодуховным и чрезвычайно поэтичным, потому что поэзия –
    это концентрат смыслов, это способность выразить в одной фразе все
    содержание мира».

    Да ни разу. Вся эта азиатская «высокодуховность», в абсолютном
    большинстве случаев, — банальный выпендреж, который азиатским культурам
    вообще свойственен. В европейских языках прекрасно можно выразить все те
    же самые смыслы. Только для того, чтобы это понять, не надо будет учить
    тысячи иероглифов. Что вы там говорили насчет разумного упрощения?..

    См. предыдущий ответ. А определение «выпендреж», думаю, больше подходит к вам, чем к носителям трехтысячелетней культуры. Причем, именно банальный выпендреж, на каждом шагу встречаемый, потому что ограниченных людей больше, чем образованных.

    «Потому что в переводе с любого другого языка (за исключением
    иероглифических) на русский поэт выигрывает».

    Не соглашусь. При переводе с английского на русский чаще всего
    получается ужас, и многое теряется, каким бы хорошим не был переводчик.
    Не говоря уж о том, что на английском все звучит эпичнее. Поэтому
    красивые и пафосные цитаты на русский с английского вообще переводить
    нельзя.

    Не думаю, что высокий англосаксонский пафос исчезает в цитатах типа «Он подлец, но он наш подлец». А главное, это эпично, как общегерманский эпос (англосаксы, как известно, германцы), называемый «Эдды». Те самые «Эдды», которые Шлецер (тот самый, который придумал, будто Русь основали норманны), будучи германским националистом, называл «Стурлусоновы бредни». А русскую летопись Нестора ставил выше Тита Ливия. Что касается переводов, то вы, конечно, можете иметь особое мнение, но еще ни один литературовед и знаток языка не сказал, будто Шекспир со всеми его эпичными цитатами в переводах Маршака и Пастернака на русский язык «проиграл». Все говорят: выиграл.

    «При переводе русской поэзии на другой язык поэт проигрывает».

    Точно сказать не могу, но в этом я тоже сильно сомневаюсь

    Тут я пожалуй, предпочту мнение В.Набокова, который не смог стихами перевести «Онегина» и сетовал, что английский не дает возможностей. А также внучки Дантеса, которая читала Пушкина в переводах и не могла понять, почему русские так за ним страдают и не могут простить ее предка. Она выучила русский, почитала Пушкина и сменила фамилию, прокляла деда, который убил величайшего поэта всех времен и народов.

    Надо будет как-нибудь попробовать перевести что-нибудь из Пушкина на английский… Кстати, я, конечно, не Пушкин, но мой собственный стих при переводе на английский стал намного лучше.

    Не ваш собственный «стих», такого слова в русском языке нет, а ваши стихи или ваше стихотворение. Не удивительно, что ваши стихи стали лучше. Все зависит от того, какого уровня ваша русская поэзия. От иного уровня все, что угодно, будет лучше. Если и в стихах подобные ошибки, то о чем говорить?

    « Аргумент «Британская империя нагибала полмира, поэтому ее язык стали
    мировым» представляется, простите, холуйским. А если бы Чукотка нагибала
    полмира, вы сейчас восхищались бы чукотским языком?»

    Эмм… Это не аргумент в пользу английского языка. Это аргумент в пользу
    того, что принятие английского языка международным не было осмысленным
    решением — просто так исторически сложилось.

    «Кстати,английский стал мировым не по этой, а по противоположной
    причине. Потому что Америка с помощью Франции «нагнула» Англию в войне за независимость и положила начало распаду английской империи».

    Ясно, не знал… Нет, Америка, конечно, тоже классная страна — по
    крайней мере, Америка времен Войны за независимось. И Франция тоже. И
    когда Англия угнетала американские колонии, она, конечно была не
    права… Как не права она и сейчас, владея Северной Ирландией… Но вот
    неевропейские колонии было совершенно незачем делать отдельными
    странами, в виде сырьевого придатка Европы они были милее.

    Вы отдаете отчет себе о самом себе? Рассуждать, кто был прав, а кто не прав в борьбе народов – это право победителя в борьбе народов, коим вы не являетесь.
    Вообще хреново, когда европейцы грызутся между собой. Лучше бы колонии завоевывали.

    Экий вы, однако, мелкий империалист. Если б ваши подопечные могли бы, они никого не выпустили бы из своих демократических и гуманных когтей, и Россию прибрали бы, да мочи нет, слава Богу. Была бы у нас Нигерия – богатейшая нефтью страна, чьи недра нещадно выкачиваются, а народ голодает. Если б вы жили в Нигерии, вы, наверно, думали бы по-другому. Так что это местечковый смешной «империализм». Чавес не дал Венесуэлу превратить в подобную страну. Хоть и не бог весть как богаты, много тратят на армию, но все же не Нигерия. Вообще (надеюсь, со временем это и вы поймете) самое страшное, что сейчас угрожает человечеству – это однополярность мира. История со Сноуденом, который всего лишь выполнял клятву, данную им, как гражданином США на Конституции, не допускать в меру сил антиконституционных действий, какими бы благими целями они не оправдывались, — его пример показывает, что очень важно, чтобы человеку было куда деться в этом мире, когда его преследует сверхдержава. Не важно какая. На мой взгляд, чем больше в мире независимых центров силы, тем лучше для человека, особенно независимо мыслящего человека. Поэтому он никогда не станет поддерживать имперское мышление. Или будет поддерживать менее сильную сторону, чтобы вновь наступило равновесие. Чтобы в случае несогласия было куда уехать. Вообще интересно не то, что вы написали, а кто вам внушает этот расхожий расизм, настолько расхожий, что это уже пошлость. Если учителя, то они преступники. Если семья, то это недальновидно, учитывая, что расизм, в какой бы форме он не начинался, всегда оборачивается против евреев. Белый расист не любит желтых и черных людей, но отдельно ненавидит евреев. Желтый расист (в Китае и Японии их множество) не любит белых и черных людей – и ненавидит евреев. Бывший премьер-министр Малайзии был обвинен прессой в фашизме, благодаря своим высказыванием против евреев. Остальные белые ему почему-то меньше досадили. Странно, не правда ли? А уж белых расистов, ненавидящих именно евреев, намного больше. Если ваша позиция объединения на расовой основе победит с целью угнетения людей с другим цветом кожи, то вы рискуете оказаться отнюдь не там, где хотели бы.

    «Поэтому я удивляюсь, почему в наших школах учат английскому, а не
    американскому диалекту. Это не‐реальный, не здравый подход. Кому он
    нужен вообще, школьный английский?»

    Зато он красивый.

    Макраме тоже красивое. И вологодские кружева на коклюшках. Но этому ведь не учат всех подряд. Мне не нравится, что американский диалект стал мировым языком (надеюсь, это не навсегда), но уж коли стал, учить надо ему, а не диалекту небольшой группы островитян. Это просто здравый подход. Всем приходится переучиваться, когда попадают за границу. Зачем? Для красоты у нас свой язык есть. Мировой нужен для общения.

    «Пусть они ностальгируют по былому значению, когда «нагибали»
    полмира. Кстати сказать, изощренно жестоко и подло».

    Не жестоких методов войны тогда особо и не было, по-моему…

    Были всегда, начиная с дворовых драк и кончая мировыми войнами, благородные и подлые методы борьбы (и войны соответственно). Вот сейчас англичане и американцы «жалеют» то чеченцев, то украинцев, которых, якобы, «угнетают» русские. Знаете почему? Потому что есть кого жалеть. Чечню Россия завоевала одновременно с тем, как Англия захватила Новую Зеландию, Тасманию и Австралию. Почему англичане не жалеют маори или тасманийцев? Маори было миллионы! Некого жалеть, всех уничтожили! До одного! Гуманно затравили собаками, массово расстреляли, заживо сожгли в поселках, обливая женщин и детей горючим и т.д. Русские, когда дрались с отрядами Шамиля, женщин и детей в аулах не вырезали. Более того, русские казаки говорили: «Чеченцы нам братья, мы с ними уже двадцать лет воюем!». Почему американцы не жалеют миллионный народ семинолов, у которых отобрали Флориду? Потому что некого жалеть: ни одного семинола не осталось! И многих других народов Америки не осталось совсем! Австралийцы выжили единично, потому что сбежали в пустыни: англичане устраивали на них загонные охоты с собаками. А чеченцев сейчас больше, чем было, когда Россия завоевала Чечню. А территория у них в два раза больше, чем была на момент завоевания. Украинцы в одном государстве с Россией жили лучше, чем русские. И отделились с территорией раза в 4 больше, чем присоединились под началом Хмельницкого. Боюсь, у вас плохой учитель истории. Или учебники уже переписаны.

    «Но столько безобразно звучащих фраз, сколько в английском, трудно
    найти в других языках».

    Во-первых, нет такого в английском. Во-вторых, послушайте любой
    среднеазиатский язык — что может звучать гаже?!

    Все языки при правильной артикуляции звучат органично в потоке речи. Но если вычленять отдельные фразы, то могут быть примеры неблагозвучия. Я считаю, что в английском их столько, что трудно найти столько в русском, например, языке. Хотя это, конечно, оценочная позиция, а не научная. Насчет «гаже» — это тоже оценочно. Лично мне наиболее благозвучными и ясными представляются палатальные языки, когда основной областью резонанса является небная палата. Самыми палатальными являются сатэмовы языки, а среди них — русский. В английском звукообразование происходит, в основном, в лабиально-дентальной области. Поэтому постоянно приходится ощериваться, что само по себе некрасиво и у англичанок возникает проблема: ранее появление морщин вокруг рта. В связи с тем, что основная область резонанса (небная палата) вовлечена мало, много звуков зубно-губных, «жеванных», плохо различаемых между собой. Пусть говорят, как хотят, просто не представляется благом для человечества, что язык, в котором много трудно различаемых между собой «жеванных» звуков стал международным. Существует объективный подход, — акустика. Почему считается, что звуки красивее звучат в залах с высокими сводчатыми потолками, а не в проходах каких-то? Английский язык базируется на акустических возможностях не зала, а прихожей, образно говоря, а русский – сводчатого «зала».
    Что касается «гадкости» «любого» среднеазиатского языка, то назвать гадким язык Хафиза, Хайяма, Фирдоуси, который сейчас называется таджикским, — это… Не знаю, как назвать. Похоже, я вас переоценивал. Любимые вами норманны-викинги, похоже, были другого мнения. «Эдда», приписываемая Стурлусону, на самом деле в своей самой внятной части («Речи Высокого») – это переложения из Хайяма, которого на Востоке называли «Высоким». Судя по «Эдде», им зачитывались и грамотеи среди норманнов. Узбекский язык очень мягкий, похож на турецкий. На обоих языках бытует прекрасная поэзия. Казахский более груб, т.к. сохранил много увулярных фонем, восходящих к общему индоевропейскому наследию. При этом он очень похож по звучанию на старонемецкий, старошведский (на котором говорили любимые вами викинги) и идиш (на котором, возможно, говорили ваши предки и который образовался на базе древневерхненемецкого после изгнания евреев из Испании). В этих языках тоже много увулярных фонем. По звучанию просто трудно отличить, если отвлекаться от смысла.

    «Никто меня не убедит, что фраза «брынг мы сам быа, плыз» — это
    красиво (транскрипция, чтоб избавиться от обвинений в
    неправильноговорении, дается по: Трушникова Т. Русско‐английский и
    англо‐русский разговорник, СПб., «Экстерн», 1995, С.49)».

    «Звук «Ы» вообще малоблагозвучен, а его особенно много в английском
    языке сравнительно с другими (разве только чукотский может
    конкурировать)».
    «Фонема Ы, которой в английском алфавите нет (кстати, как L в японском алфавите, — еще один аргумент, что не надо путать алфавит и фонологию), присутствует в английской фонологии в огромном количестве».

    Ну еще бы! Если прочитать по-английски русскую фразу, записанную
    транслитом (кстати, когда же уже все перестанут путать транскрипцию с
    транслитерацией?), это тоже будет звучать ужасно. Транслитерация
    правильного произношения не передает вообще. Звуков-то на самом деле
    гораздо больше, чем букв (в любом языке) — загляните в Международный
    фонетический алфавит. И да, будучи правильно произнесенной, это фраза
    звучит вполне красиво.
    Разберем на примере той же самой фразы «bring me some beer, please»
    [ˈbrɪŋ ˈmiː ˈsəm ˈbɪr ˈpliːz]. В словах «bring» и «beer» — русский
    безударный И [ɪ], как в словах «тЯжелый», «Этап», «чЕтыре» (кстати
    сказать, в русском этого звука тоже много). В словах «me» и «please» —
    русский ударный И [i], как в слове «сИний». Настоящий звук Ы, как,
    например, в слове «дЫшать» — это [ɨ]. Он, конечно, в английском тоже
    встречается («rosЕs», «businЕss»), но не так уж и часто. Гораздо реже,
    чем [i] и [ɪ].
    Транскрипция английской фразы получена мной с помощью автоматического
    транскриптора
    (http://learn-foreign-language-phonetics.com/english-phonetic-transcription-converter.php),
    информация о русской фонологии — из Википедии
    (http://ru.wikipedia.org/wiki/Таблица_МФА_для_русского_языка). Впрочем,
    в каком-нибудь американском сленге можно услышать все что угодно, даже Ы
    через каждый второй звук.

    По правилам, оно конечно…. Только «I» долгое тянули, возможно, в салонных разговорах 18в.. Простой народ не тянул, а сейчас вообще никто не тянет. Вы не один любитель английского, предпочитающий его по моде родному (как дворяне 19в. предпочитали французский и говорили в нос), кто ругает меня, уверяя, что я не прав, когда говорю, что в английском засилье «Ы». Вплоть до: «Нет в английском «Ы»! Что это вы выдумали!» А сами не тянут «Щ-и-и», говорят «Шы» («она). На самом деле «Ы» — в каждом втором слоге международного языка, рад, что вы согласились. Природные носители английского даже «Путин», имя собственное, которое вообще-то изменять нельзя и в котором звука «Ы» нет и близко, произносят как «ПутЫн», причем, с ударением на «Ы». Спрашивается, если у них «Ы» нет в языке родном, есть «И», почему они это «И» произнести не способны? Дело в том, что I долгое заканчивается «ы». Поскольку его чрезвычайно много в английском, а протяжка практически отсутствует в речи, то произносится просто «ы». У англичан т.н. классическое произношение с его долгими «I» вызывает ухмылку. Это все равно, что говорить на русском языком Шишкова и Тредиаковского.

    «Смелые» викинги на своих дракарах так не рисковали, мирные поселения
    грабили, нападая неожиданно».

    Не знаю, смелые они или нет, но что не идиоты — это точно.

    Это вы уже о другом. С логикой, видимо, проблемы. Объясняю азы: «идиот-умный» это деление по другому основанию, чем «смелый-трус» и путать их нельзя. Это называется «логическая ошибка подмены основания». Нет, конечно, не идиоты, как любой другой народ. Бывают люди-идиоты, народов не бывает. Оснований восхищаться именно норманнами вижу не больше, чем восхищаться чукчами, которые были единственным народом, кто охотился на огромных китов в холодном океане с лодок, с костяными гарпунами. Это беспримерная смелость, потому что не имеет аналогов. А что касается пограбить и подраться, так этому аналогов тьма. У нас таких героев десятки тысяч в тюрьмах и на улицах. В том числе романтических членов бандитских «бригад», ментально не отличающихся от норманнов. Никакой иной романтики, кроме романтики грабежа у норманнов не было. Норманнов исторически победили русские. Дания и Швеция, бывшие гегемонами Европы на разных этапах, сейчас мелкие страны, не более какого-нибудь из регионов России. Возможностей у русских было не больше, чем у этих «гегемонов». Общемировых финансовых институтов, дающих возможность кого угодно где угодно прижать, тогда не было, равно, как и атомного оружия. Следовательно, русские взяли умом и отвагой при том, что возможностей у них было не больше, а даже меньше. Вот и судите, кто более смел и умен, а кто трус и идиот. По итогу. Ибо датчанам и шведам остается только ностальгировать о былом величии, а русские как начали одновременно с ними, так и остаются в «Большой Игре». Причем, Россия – единственная страна мира, которая участвует в «Большой игре» уже более тысячи лет без вылета. Раздел мира на сферы влияния выглядит так: Россия – и какая-то другая держава или союз держав против России. И все поочередно вылетают, а Россия остается. Были норманны, были турки, были французы, объединившие всю Европу против России, были англичане, были немцы… Сейчас идет «Большая игра» между Россией и США. Главный идеолог США Бжезинский недавно написал, мол, все, чего русские достигли, они достигли только благодаря другим народам. Если б французы не напали на Россию, русские никогда не были бы в Париже. Если б Гитлер не пошел на Москву, русские не были бы в Берлине. Что ж, пусть посоветует теперь американцам повторить эти достижения французов и немцев.

    И вообще,скандинавы классные! И культура у них красивая, а за культурный эстетизм лично я готов простить любому народу все что угодно. А грабить мирные поселения — абсолютно нормальный метод ведения военных
    действий для тех времен.

    Любому?!…У эсэсовцев форма была красивая. Выправка классная. Характеры нордические. Они евреев, мягко сказать, недолюбливали. Не уверен, что люди с фамилиями и имена типа ваших, готовы им все простить. Думаю, что этот эстетский максимализм имеет ювенильный характер и только потому простителен. Потому что опасно бросаться такими словами в мире, где много людей, которые горько сожалеют, что эсесовцы евреев недостаточно недолюбливали.

    «Или: «вот кантри а ю фром» (буквально «что страна являетесь вы из») –
    это логично и экономично?!»

    Логично — да. У англичан просто очень строгий синтаксис. Зато помогает
    меньше париться о знаках препинания и паузах — они их по вкусу
    расставляют чуть менее, чем во всех случаях. Да и в значениях не
    запутаешься: все предельно ясно и четко. Разумеется, в поэзии многим из
    этого пренебрегают. Хотя и не всегда, поскольку в строгом синтаксисе
    есть своя прелесть. А экономичность… Ну что ж, всегда приходится
    чем-то жертвовать. Зато логично.
    Кстати, они скорее скажут «where are you from?», поскольку это короче.
    Так же, как русские чаще скажут просто «откуда ты?» — ненамного короче
    английского варианта.

    Сказать-то скажут (видимо, чтоб вы имели возможность назвать их «быдлом»), но правильная фраза – это то, что я написал. Массовый отказ от нее самих носителей языка – это фактическое признание ее нелепости, т.е. подтверждение моей правоты. Кстати сказать, в американском варианте, который суть интернэшнл инглиш, этот вопрос вообще строится по правилам русской грамматики. Да, представьте себе! «From wiсh country?» — «Из какой страны?» — вот так звучит вопрос, построение фразы совершенно русское, причем, без влияния русского языка, они сами дотумкали, что такое построение логичнее и экономичнее!

    «Итс ми» (ит из ми) означает просто «Я»

    Нет, это означает «это я», что по звукам примерно такой же длины.

    И то, и то означает. В качестве предложения (например, когда вы говорите «Я» в ответ на вопрос «Кто это?») нельзя сказать «Ай», надо говорить «Итс ми». Эта глупая фраза означает буквально «Оно есть меня». Вот стоит Давид Сингалевич у домофона и на вопрос «Кто?» отвечает «Оно есть меня!» — и восхищается логикой, экономичностью, красотой своего ответа, пока спрашивающий медленно стекает по стенке.

    «Вам это кажется красивым и логичным, потому что вы не задумываетесь о
    смысле этих фраз, они идут, как готовые формы».

    Они «идут» как готовые формы не просто так, а потому что на практике
    язык и состоит из готовых форм, что кстати, очень полезно знать при его
    изучении.

    Правильно! Вызубрили, а о смысле думать не надо, ибо мозг звуками мыслит, а не смыслами.

    « А возьмите многочисленные артикли, эти языковые штыри, которые,
    кстати, крайне мешают поэтическому выражению, делая его однообразным и
    плохо вписываемым в строку».

    Зато они имеют огромное смыслоразличительное значение. Смысл многих
    английских фраз кардинально меняется, если поменять всего лишь один
    артикль. По-моему, это удобно. А в поэтическую строку английский
    вписывается не «плохо», а скорее просто трудно. Зато когда впишут,
    звучит великолепно.

    Оттого и плохо, что трудно. Многие поэты даже в классическую эпоху английской поэзии были вынуждены коверкать язык, будучи не в силах вписать артикль в размер. И постоянное повторение одних и тех же слов не украшает стихи, даже если удается методично вписывать артикли.

    «Кстати, на английском уже около века как отсутствует рифмованная
    поэзия. В связи с бедностью своего языка они исчерпали возможности рифмовки».

    Это если не считать песен.

    Песни – это другой жанр. Песню можно на одной глагольной рифме построить. Будет хорошая песня и при этом вне поэзии.

    Ну так и в России сейчас поэтов, которые писали бы не песни, в сто раз меньше, чем во времена Пушкина.

    Не знаете, о чем пишете. Наоборот, как раз сейчас поэтическое творчество на русском языке крайне популярно. На сайте «Стихи.ру» более 20 тыс. авторов. В пушкинские времена поэты, даже вполне заурядные, исчислялись единицами

    А таких же известных и вовсе нет.

    Да что вы?!… Видимо, у вас не только учитель истории плохой, но и учитель литературы. Только в нашем городе сейчас живут, как минимум, три очень известных поэта, хорошо известных в том числе заграничным любителям поэзии: Глеб Горбовский, Александр Кушнер, Виктор Соснора. Сравнительно недавно здесь жили великие поэты Ахматова и Бродский, по сути дела, они тоже наши современники. Это только по одному городу и с налету, как говорится. Жаль, что не знаете, просто не знаете в связи с англоманской направленностью и, видимо, не очень качественным обучением литературе.

    Послушайте, например, вот эти современные фолковые песни на английском (прикладываю к письму два файла).

    Спасибо, не стану, когда-то слушал, считаю однообразными. Русские народные песни предпочитаю. В исполнении Паниной, Руслановой, Козловского, Зыкиной, Воронец могу слушать часами. Музыка гораздо разнообразней, диапазон чувств просто необъятен. Это интересно. А под английские фолковые песни только топтаться (причем, одни и те же па) удобно. Они (особенно в стиле кантри) напоминают мне казахские напевы под домбру, когда человек сидит на кошме, стадо пасется, а он заунывно распевает обо всем, что видит. Параллель далеко не далекая, потому что все германские народы – это потомки закаспийских кочевников. Это уже в 20в. германские историки переписали историю, представив германцев автохтонами Северной Европы, а славен пришлыми и будто германцы создали «славянам» государство. Наглость этой лжи конкурирует только с ее наивностью. Чем наглее наврешь, тем легче поверят. Автохтоны Северной Европы на самом деле славене, балты и кельты, изначально бывшие одним народом. Южной – иберо-семиты и лигурийцы (последние — самый древний этнос, восходящий к первым сапиенсам), жившие там до прихода эллинов, этрусков и троянцев (будущих римлян) с Севера, из протобалтских и протославенских областей. Германцы появились в Европе не ранее 7в. до н.э. Первая германская культура – ясторфская — датируется 6в. до н.э. Причем, чрезвычайно бедная по инвентарю, сродни кочевым культурам, в отличие от богатых славенских и кельтских культур.

    «Но мы говорим о лингвистике. Господь с вами! Какая там точная наука!

    Ладно, наверное, эта классификация все-таки неверная.

    Нет, не «ладно». С лингвистической классификацией дело далеко не ладно. Общепринятой нет, каждый считает правильной свою, а имя им легион. Лично я считаю правильной свою, потому что она основана на физиологически первых архисонантах, а не современных грамматических данностях.

    Точных наук не бывает вообще, это тоже идеализм.

    Почему же, бывают. Все науки делятся на точные и описательные.

    Да, например, математика после теории множеств – это описательная наука. И физика после соотношения неопределенностей – тоже. Наоборот, сказки – точное знание. Они безошибочно являют сущностную правду через внешнюю ложь.

    «Более‐менее точным знанием является только поэзия. Все остальное —
    жалкие приближения к истине».

    Поэзия вообще не имеет отношения к научному познанию. В поэзии
    выражаются мнение и чувства автора, а не так называемая «истина». Истина
    вообще бывает только в науке, а не в жизни.

    Если б вам было лет сорок, я бы сказал: бедолага ты убогий! Но вам не скажу. Абсолютная истина открывается внезапно. Это прозрение, инсайт, сатори. «В настоящем познании нет слов, если вы достигли сатори, вы достигли всего» (дзэн). Это бывает именно в жизни. Научная истина имеет орудийный характер и представляет собой самое простое объяснение какой-либо загадки природы на базе существующей картины мира. Она меняется и объявляется заблуждением при смене научных картин мира.

    « Чем больше раздувают щеки представители т.н. «точных наук», тем более
    карикатурно выглядят, ибо история любой науки – это смена одного
    заблуждения другим».

    Слишком громкие слова. С определенного момента это уже скорее смена
    одного подхода другим. Это не заблуждения, а просто разные способы
    объяснить что-либо. Ньютоновская механика ведь тоже верна. Только не
    везде и не всегда. Я думаю, наука постепенно двигается к релятивистской
    идее, что абсолютной истины вообще не бывает — особенно это заметно в
    квантовой механике. Надеюсь, в итоге понятие «истина» вообще выбросят за
    борт… «Nothing is true, everything is permitted» и все такое…Но это не делает точные науки менее точными. Они точные в смысле методов
    познания, в смысле возможности описать все их открытия, все рассуждения
    и утверждения формулами, в строгости рассуждений — каждое утверждение
    должно четко из чего-то следовать etc.

    С точки зрения «нового» подхода, если он действительно новый, старый является заблуждением, над которым зачастую просто смеются. Это очень хорошо демонстрирует история антропологии, я описал в своей книге. Над современным симиализмом уже можно смеяться. И это правильно. Как сказал Маркс, «человечество расстается со своим прошлым, смеясь». Пример с антропологией приведен, потому что он – в тему. Но это же иллюстрируют история медицины, естествознания, физики, химии, выросшей из алхимии, когда из тертых лягушек выращивали «философский камень», способный превратить свинец в золото. Или вы считаете это «сменой одного подхода другим»? Не будем брать заблуждения древних «физиков». Вот Эйнштейн. Знаете, почему одно из самых известных положений квантовой физики называется «Парадокс Эйнштейна-Подольского-Розена»? Потому что Эйнштейн категорически заявлял, что этого не может быть, потому что не может быть никогда, потому что это подрывает даже релятивистскую теорию! Когда данное явление доказали, ему присвоили имя Эйнштейна! Заблуждался он или нет? Заблуждался, разумеется.

  3. Виктор Тен говорит:

    «Даже математика после появления теории множеств стала философией,
    которая не есть наука или, как минимум, не только наука».

    Математика в определенной своей части переходит в философию — это
    естественно, поскольку все науки изучают Универсум, и, соответственно,
    переходят одна в другую, описывая разные уровни устройства мира. Та
    часть математики, которая все-таки математика — абсолютно точная наука.
    Математика и философия вообще всегда были близки, они как двойники:
    абстрактная точная и абстрактная описательная науки.

    Рад, что в целом вы таки согласились со мной (по-моему, о том, что все науки изучают один объект — Универсум, это вообще моя фраза из книги), но, Давид, опять таки ювенильное недомыслие в определении философии как «абстрактной описательной науки». Здесь все три слова – ложь и, хуже того, глупость.

    «Как ни парадоксально, но, следуя фасмеровской методике,
    этимологический словарь любого языка можно составить, вообще не зная
    этого языка: достаточно хорошо знать другие для производства
    гомологических словарных линий, основываясь на формальной «похожести».
    Это ли не «научный идеализм»?!…»

    Разве только в кавычках. В точных науках настолько абсурдная ситуация
    невозможна.

    Возможна, как возможен парадокс «Эйнштейна-Подольского-Розена». Если б периодически не доходили до абсурда, развитие было бы невозможно.

    «Относительно того, следует ли учить литературный британский я уже
    высказался. Не следует, учитывая, что международным языком является
    американский диалект».

    Международным де-факто является вообще грубое, кое-как выученное подобие
    английского — так называемый Globish (от «Global English»). И если в
    защиту американского диалекта еще можно что-то сказать, то уж этот
    уродливый сленг никто не назовет лучше британского диалекта.
    А по поводу изучения языка в школах: вообще без разницы, какой диалект
    преподавать, потому что язык не учится таким способом, каким его учат в
    школе. Это вообще неэффективный метод изучения языка.

    Разница есть, потому что потом приходится переучиваться, а это хуже, чем учить заново. Мне, например, при изучении английского сильно мешало знание немецкого: я все фразы вначале на немецком проговаривал. Как ни странно при всей неэффективности мне его куда-то в подкорку впендюрили.

    «Кстати, если бы мы законодательно отказались от изучения языка
    высокомерных островитян, а стали бы преподавать в школах американский
    диалект, примеру России многие последовали бы и тогда оксфордские
    словари стали бы диалектными словарями малочисленного вырождающегося
    народика».

    К сожалению, на британском диалекте и так говорят только в Соединенном
    Королевстве, так что ничего не изменится. Но Королевский английский
    всегда останется самым правильным и литературным. И вообще, не надо
    англичан обижать! Замечательный народ с интересной культурой.

    А кто их обижает? Это они всех обижают и при этом бесстыдно выставляют себя образцом для подражания. Я уж не говорю, что Лондон – это притон для воров и их денег, награбленных по всему миру. Совершенно цинично: ввозишь в страну 2 млн. фунтов и вопросов тебе не задают, сколько народу поубивал за эти деньги, дают гражданство. Но еще есть Британские Виргинские острова, где примерно 80% всех оффшорных капиталов. Что такое современная Британия? Вот живет в доме, где все друг друга знают, бандерша, которая занимается скупкой краденного, прячет воров и убийц от правосудия, наводит, где кого можно грабануть (через свои финансовые центры), имея с этого большой навар, которым и живет, потому что давно уже ничего на своем огороде не производит. Другие работают в поте лица, живут трудно, потому что их грабят те, кого бандерша прикрывает. Мало того: стремится общежитием управлять, штрафует за все и про все, санкции объявляет! Она, оказывается, самая честная и порядочная! Вот ложь на длинных ногах. Вот что у всех людей с нравственным законом в душе (по Канту) должно вызывать отвращение, — эта бандерлоговская праведность! Ладно бы грабили, так хотя бы не морализировали, прикрывая алчный интерес.

    «Пример – «Даодедзин» Лао Цзы. На нескольких страницах все содержание
    «Науки логики» Гегеля».

    Это некорректный пример. Можно долго рассуждать, действительно ли в
    нескольких страницах этого труда содержится весь смысл «Науки логики»
    Гегеля, или там что-то упущено, и нельзя ли это все изложить на
    индикативном языке короче… Нет, приведите пожалуйста какой-нибудь
    пример, насчет которого можно однозначно рассуждать. На уровне слов,
    словосочетаний или фраз.

    Я приведу слова Гегеля: «В моем учении нет ничего, чего нет у восточных мудрецов, просто они проникли в темную глубь, а я хочу проникнуть в ясную глубь». Я Гегеля читал всего, по три страницы в день годами конспектировал и знаю, что он имел в виду прежде всего Лао-Цзы и веданту Шанкара. К сожалению, экспликация, сделанная им, привела к тому, что Гегеля стали обвинять в «логицизме». А Лао Цзы этого не припишешь.

    И кстати, китайские предложения сильно укорачиваются при записи
    благодаря иероглифам. Казалось бы это плюс, но: во-первых, иероглифами
    писать сложнее и медленнее, чем нормальным алфавитом — в них обычно
    довольно много черт; во-вторых, иероглифы гораздо менее читабельны, чем
    буквы, поскольку куча черт втиснута в квадрат, который чуть больше
    обычной буквы; в-третьих, все эти иероглифы еще выучить надо, а их
    несколько тысяч. Это как с системами счисления. Можно вообще
    использовать шестидесятиричную систему, и длинные числа будут
    записываться гораздо короче, но тогда надо будет помнить, как пишутся
    все 59 цифры. Поэтому никто сейчас не использует системы счисления с
    такими большими основаниями. По-крайней мере, в цивилизованном мире. Про
    каждую Богом забытую страну во всяких Африках-Азиях говорить не берусь —
    может, где-нибудь эта архаика и сохранилась. В Китае вот подобное еще
    осталось в письменности.

    Люди разные. Это-то и интересно. Интересно жить на планете Земля в силу гетерогенности ее культур. Поражает и восхищает изобретательность людей, живущих в разных краях. Не дай Бог, чтобы победила одна какая-то культура. Тогда и путешествия утратят смысл. Зачем куда-то ездить, если везде все одно и то же? И природа упорядочена по представлениям директора Лондонского зоопарка. Вот тогда и начнется деградация настоящая. Все будут сидеть дома и виртуалить в прошлое, которое было интересным, потому что разнообразным было.

    Выше вы пишете: «И многие лексические решения в английским разумнее
    чем в русском, кстати. Я имею в виду, например, когда для двух сходных
    значений требуется два слова, а когда одно». Интересно, почему
    многозначность в английском вы считаете достоинством, а китайском и в
    русском нет? В русском многозначность имеет место быть не меньше, чем в
    английском.

    Вы меня неправильно поняли. Многозначность — это хорошо. Но в китайском
    иероглифы зачастую чересчур многозначны.
    Например: есть пять условных значений — A, B, C, D, E. Они выражаются в
    китайском одним иероглифом. А нам нужно выразить смысл C, подразумевая
    еще (в рамках поэтического или философского произведения) B и E, но
    никак не A и D. Что делать? Придется добавить лишние уточняющие слова,
    что испортит всю лаконичность, а также убьет скрытые смыслы B и E, либо
    сделает их слишком явными, что нам тоже не нужно.

    Они решили проблему очень интересно, необычно: просодиями. Отсюда пошло интересное искусство: китайская опера. А ваши рассуждения в совершенно другом ключе и по сути они не о чем.

    Насчет русского и английского. Я нисколько не отрицаю многозначности
    русских слов. Я говорю о конкретных лексических решениях, о том, когда
    для двух значений уместнее выражаться двумя разными словами, а когда одним.
    Например, русское слово «земля» имеет три значения: земля-почва,
    земля-территория и Земля-планета. В английском слово «earth» имеет два
    из этих значений (земля-почва и Земля-планета), а «land» — третье
    (земля-территория). Я считаю, что здесь действительнее уместно два-три
    отдельных слова, а не одно для трех значений. (На всякий случай: «почва»
    — это не только чернозем, а «территория» — более официальное слово, чем
    «земля», так что это уже другие значения, и в английском для них тоже
    есть слова.)
    Обратный пример так c ходу не придумаю, но если надо, скажите, я поищу.

    Вот что я скажу: всегда надо хорошо подумать, имеет ли какое-то значение ваше мнение по данному конкретному вопросу, прежде чем говорить «я считаю…».

    «Это именно язык. Ибо сообщение, переданное русским радистом
    английскому, не нуждается в переводе».

    У меня дедушка инженер, и я специально у него поинтересовался насчет
    азбуки Морзе. Так вот, сама по себе это именно азбука. Просто существуют
    специальные коды типа «SOS», которые для оперативности, для скорости
    передачи информации обычно и используют вместо нормальных слов. И эти
    коды действительно поймут везде. Но сама по себе азбука Морзе — это не
    язык, а просто шифр. И на ней можно написать сообщение по-русски или
    по-английски. Хотя если по-русски, то, наверное, только транслитом.

    «Азбука Морзе» — это интернациональный радиоязык. Радисты из разных стран, не зная языки друг друга, в былые времена даже анекдоты рассказывали друг другу, а не только SOS передавали. Когда не было Инет-общения, было радиолюбительство. Люди по всей планете общались на языке, называемом «Азбука Морзе». У меня двоюродный брат был радист. Не зная английского, он общался посредством морзянки. Видимо, интернациональных слов там достаточно для общения, а, значит, это особый язык. Вот, например, феня, блатной язык. Это измененный русский, но кто не сидел, не поймет, так много новых слов. Следовательно, это другой уже язык. Равно как украинский. Мы этот язык еще понимаем без изучения, поэтому есть основания говорить, что это не отдельный язык, а диалект русского. Можно говорить, что это отдельный язык. Все зависит от количества слов, понятных только носителям данного языка.

    « У вас цитата оторванная, выше все объясняется, по какой причине.
    Имеется в виду алфавитное называние, например, «эр», «эс», «эф», «ка»,
    «ша» и т.д.»

    Я понял, о чем идет речь. Я о том и говорю. Знак — это буква. Название
    буквы состоит из двух звуков, но сама буква представлена одним
    графическим знаком. Алфавит — это «А, Б, В, Г, Д…»: одна буква на один
    знак, несмотря на то, что произносится это как «А, Бэ, Вэ, Гэ, Дэ…»

    Рад, что поняли.

    «Это наглядность, демонстрирующая, что согласный без сопутствующего гласного непроизносим».

    С этим-то я и не спорю. Просто если уж искать ошибки в книге, почему бы
    не придраться к словам? Тем более такому педанту и перфекционисту как я

    Придираться к словам – это дурной тон. Поэтому не надо это делать. Это всегда говорит о том, что человека волнует не истина, а самоутверждение.

    «Если хотите заниматься наукой, учитесь цитировать».

    Во-первых, не хочу. Это интересно, но это не мое. Во-вторых, когда я при
    цитировании оставляю в конце многоточие, и видно, что цитата не
    закончена по смыслу, это означает, что я просто не хотел загромождать
    текст полной цитатой, хотя комментировал ее целиком, а не данный отрывок.

    Ну, не учитесь…

    «Феминизация западной цивилизации привела к тому, что женщины в итоге
    потеряли больше всех. Мужчин они потеряли».

    Да нет. Есть же нормальные семьи… Возможно, их стало меньше, но это не
    из-за порочности идеи, а из-за криворукой ее реализации. Впрочем, все
    как всегда.
    А кто криворукий в Европе?… Прежде всего ваши любимые норманны и англосаксы. Идея матриархальной семьи порочна в своей основе. Это одно из «ученых заблуждений». Все знают, что на заре первобытности был матриархат. И переносят его на современный «семейный» тип общества, полагая, будто тогда была матриархальная семья. Но ее не было никогда. Был матриархальный род с перекрестными половыми связями, с обменами мужчинами, но не семья. Мужчина не знал толком, сколько у него детей и от кого, женщина не знала, от кого рожала, да это было неважно. Все дети были общими. По сути, род состоял из женщин и детей, мужчины отсутствовали на охоте днями и неделями. Возвращаясь, отсыпались, отъедались, делали детей и опять уходили. Семья появилась вследствие утверждения патриархата. Патриархат утвердился, когда появилось производящее хозяйство, стали накапливаться излишки, а с ними собственность. Мужчины, которые были основными добытчиками в силу простой причины, что они в среднем в 20 раз сильнее женщин, захотели передавать накопленные богатства своим именно детям. Это давало им стимул что-то делать, копить, строить большие дома, отбивать территории. Поэтому они потребовали от жен соблюдения верности. Отсюда моногамный брак, строгий контроль, «пояса верности» и т.д. Усиление матриархальных тенденций не укрепляет, а разрушает семью, которая теряет смысл. Более гармоничными начинают представляться ни к чему не обязывающие отношения типа «шведская семья», которая на самом деле не семья, а рекапитуляция матриархального рода. Живут несколько женщин в большой квартире, у них дети, которых воспитывают по очереди (и это, надо признать, очень удобно, остается много времени для собственных дел). У них приходящие и уходящие мужчины, которые помогают деньгами, работами по дому и т.д. Мужчинам тоже удобно такое существование, но это не семья. Семья — это как писал Пушкин: «Муж, жена, дети, пока малы, родители, когда стары» — и никого более. Он же, кстати, писал: «не женщине командовать мужчиной». Пушкин был мудрец, он понимал, что семья – это патриархальный институт. Усиление роли женщин приводит к ликвидации этого института и замене его матриархальным родом, называемом «шведская семья». Поэтому, когда правительство расширяет права женщин, думая, будто таким образом «укрепляет семью», оно не видит сути дела. Пусть расширяет, но надо понимать, что результат будет обратным. Нет патриархата, как социального института – нет семьи, как социального института. Нет семьи – нет прироста населения. Когда женщины единолично решают вопросы деторождения, они в большинстве своем много детей не хотят: одного-двух, а то и вовсе ни одного. В «шведской семье» почти не бывает детей, больше, чем женщин, т.е. происходит отрицательный прирост населения, потому что для простого воспроизводства надо двое детей на женщину. Много детей бывает в патриархальных семьях, как правило. В период матриархата население почти не росло. На протяжении сотен тысяч лет людей на планете было примерно одинаково, было простое воспроизводство. Истории не было, потому что между народами ничего не происходило. С наступлением патриархата произошел резкий скачок численности, великие переселения народов, культурные сдвиги, войны, началась история. Отсюда плохой прогноз для Европы и для европейской культуры. По сути дела, сейчас происходит демографическое наступление восточного патриархата на западный матриархат и не трудно догадаться, кто возобладает. В Германии есть небольшие города, куда лет сорок назад приехали несколько семей турков, а теперь турки составляют большинство. Причем, здоровое большинство. В семьях много детей, парни не пьют, не наркоманят, работают, девушки выходят замуж девственницами. Они рожают здоровых детей, в отличие от европейских (а ныне и русских девушек), которые лет с тринадцати начинают принимать гормональные противозачаточные препараты, а годам к тридцати «планируют» первого ребенка. И рожают больного в 95% случаев! Откуда разница? У турков был строгий отец, который всех держал в руках. Будь это некачественные люди, повальные пьяницы, лодыри и наркоманы, европейцы легко бы от них избавились, а так законных оснований нет. Это качественные люди, более качественные, чем европейская молодежь в своей массе. Они не только здоровьем, они еще и силой духа берут, что характерно для патриархальных обществ. Патриархальное общество дает «заряд продолжения». Молодой человек живет с мыслью: я должен прожить так, чтобы не посрамить отца, деда, всех предков. С образом матери честь не связывается, с ним связывается жалость… Много можно писать, скажу одно: Европа не тех ученых слушает, она фантазеров слушает и последовательно проводит в жизнь губительные для себя законы. Здесь не криворукость, а кривоумие имеет место быть.

    « Теперь уже мужчины думают, что их сила – в их слабости, ищут не тех
    женщин, которых надо защищать, а тех, кто будет их, мужиков, опекать и
    защищать».

    Хорошо, что такие мужчины не оставляют потомства. Естественный отбор
    работает на всю катушку!

    Да, естественный отбор народов не в пользу европейцев (см. выше). Только, в отличие от вас, я этому не радуюсь.

    «Женщины начинают думать: зачем нам такие мужчины? Без них обойдемся,
    меньше проблем».

    Так не все же мужчины такие. Наоборот, в современном обществе постепенно
    зреет отторжение некоторой части «западных ценностей», которая людей
    изрядно достала. Не на официальном уровне, а просто в народе. А историю
    творит народ. Главное теперь не выплеснуть с водой ребенка и не похерить
    всю современную систему ценностей целиком. Все-таки в ней есть много
    здравых идей.

    Это вы правильно – насчет здорового отторжения западных ценностей

    «Это разве не конец той цивилизации, которая была на планете до сих пор?»

    Нет, это временный идиотизм.

    А кто в данном случае «идиоты»? Они же, ваши любимые англо-саксо-культуртрегеры. Слишком многое слишком просто определяете, как «идиотизм». Это тенденция и она будет развита до абсурда. Здравыми идеями сейчас признается заставлять мальчиков ходить в школу в юбках (во Франции один день в году, иначе – наказание), студентов называть «студентка» (в Лейпцигском университете мужской род в обращениях запрещен). Отбирать детей у родителей, которые не хотят, чтобы малюток в школе и даже в детсаде обучали сексуальным отношениям с лицами своего пола и т.д. и т.п. Это не мелочи, это смена цивилизации. Попытку подарить женщине цветы объявляют «дискриминацией женщины и сексизмом». Это означает приход цивилизации другого типа. Когда абсурд окрепнет бесповоротно, будет большая ломка, а потом придет цивилизация нового типа.

    «Общество должно быть гетерогенной структурой, иначе ему каюк. Половые
    социальные признаки являются одним из главных измерений гетерогенности
    общества».

    Короче: мужчины и женщины различаются, но они равны. Ни один из полов не
    имеет права дискриминировать другой. Это, если хотите, плата за разум.

    Что есть в данном случае дискриминация? Цветы дарить дерущейся подруге, или протестовать против обращений типа «Спела бы ты английскую фольковую песню, Давид»?

    Не давать женщинам возможности быть слабыми, защищаемыми, а не сильными, защищающими, – вот что такое дискриминация в данном случае. Не случайно женщины массово начали уходить в ислам, где мужчины дают женщинам возможность быть слабыми. Когда в западном обществе останутся одни только сильные женщины типа Виктории Нуланд и Ксении Собчак, тогда и придет каюк, потому что тогда и мужчины все сбегут в ислам, буддизм, в христианский фундаментализм, в войну лишь бы подальше от красавиц с лошадиными челюстями, которые взвалили на себя всю ответственность за мировой порядок, о чем их никто не просил. Печеньем не заманишь.

    «Может быть, на смену современной цивилизации идет другая, где будет
    другой набор социумов? Этой цивилизации придет каюк, наступит другая,
    когда будет мужчина‐мать и женщина‐воин?»

    Я не ратую за систему полового деления индейцев. Я просто привел ее как
    пример…

    Правильно, что не ратуете.

    « Но вообще все эти дела, связанные с деструктуризацией, обычно
    приводят к войне. Знаю это как историк, потому и драматизирую».

    А как же атомное регулирование и все такое?

    Это все ненадежно, временно. Вот США: взяли и вышли из Договора по ПРО в одностороннем порядке. Главное: когда общество деструктурируется, происходит катаклизм, в результате которого оно снова структурируется, причем, на началах, заданных в первобытности, апеллирующих к природе человека. Культуртренниг в ходе большой войны слетает, как шелуха.

    «А там люди начинают ценить простые человеческие мужские и женские
    качества, семейные ценности и т.д. Понимают, часто в последний миг, что
    по‐настоящему дорожить больше нечем».

    Не преувеличивайте. Жизнь не сводится к семейным отношениям.

    Не преувеличиваю. Вы «и т.д.» забыли

    Они важны, но любовь — не единственное, что есть стоящего в жизни. Да и люди все разные. Для кого-то важнее всего любовь, и главное дело в жизни — благо
    семьи, но ведь главное дело в жизни бывает разным. Для кого-то это
    наука, для кого-то — практический гедонизм, для некоторых творчество. И
    я никогда не поверю, что семейные ценности всегда и для всех «на самом
    деле» важнее всего этого. Лыко в строку об «истине», кстати.
    И кстати, из того, что люди понимают что-то в последний момент, не
    далеко следует истинность этого. Это только в поэзии/литературе люди в
    последний миг всегда понимают действительно самое главное. В жизни-то
    по-разному бывает.

    « …простые человеческие мужские и женские качества…»

    А что плохого в том, чтобы мужчина был по-мужскому красив не менее, чем
    женщина по-женскому красива? Что плохого в том, чтобы женщина не
    нуждалась в защите, а могла, условно говоря, сражаться рядом, плечом к
    плечу с мужчиной? Девушка как боевой товарищ — это классно, поверьте
    моему скромному опыту .

    С чем вы спорите здесь? В открытые ворота ломитесь, юноша.

    «Я никогда не утверждал, что конкретный человек универсален. Я говорил
    о том, что универсален вид «Человек разумный»».

    Но многим людям в той или иной степени свойственно стремление к
    универсальности в каком-либо вопросе, и это явно следствие нашей видовой
    универсальности. И да, когда вы писали (в первой книге) о способности
    человека бегать, плавать, копать, лазать по деревьям etc., вы вряд ли
    имели в виду, что один человек умеет одно, а другой другое, правда?

    Но специализация есть даже в том, что физиологично (спорт, например). И тем более – по психотипам, прежде всего мужским и женским.

    «Принадлежность к универсальному виду не делает человека универсальным».

    Зато она дает задатки к этому.

    Кто бы спорил?

    «Человек должен уметь самоограничиваться, иначе он не сможет ничего
    добиться в жизни».

    Это зависит от того, ставит ли человек перед собой конкретные жизненные
    цели, или же просто наслаждается жизнью. Впрочем, это можно совмещать,
    если целей не слишком много и они не слишком амбициозные.

    Ставить смолоду «не слишком амбициозные цели», — один из способов самоубийства. Второй: ставить слишком много целей.

    «Богато одаренные люди бывают развиты универсально и не могут себя
    ограничить, разрываются между спортом, профессией,
    искусством,многочисленными хобби, эмоциональными увлечениями…»

    И что в этом плохого? У меня есть несколько таких знакомых, и они живут
    прекрасной, интересной и полноценной жизнью. Да и сам я куда-то в ту сторону двигаюсь: я умею и люблю ограничиваться, вернее, отказываться от чего-либо, но увлечений, от которых я никогда не откажусь, все равно остаеется слишком много.

    И у меня есть такие знакомые. Скучные люди: поверхностные, вечно неудовлетворенные, вечно куда-то торопящиеся. Внешне жизнь вроде насыщенная, то «интересные» поездки, то йога, то спорт, то походы, то театральная студия, то социальные сети, где сотни друзей… А поговорить не о чем, человек неглубокий. И пожилые есть такие знакомые, живущие прошлым, потому что золотой запас в душе отсутствует. Он почему-то не откладывается, когда человек жил туды-сюды. В марте с.г. я общался с пчеловодом, который за 60 лет никуда не выезжал из своей деревни Алексеевки. Как интересно! Его рассказы о пчелах, сортах меда, травах были таковы, что несколько часов пролетели, как один миг. Настолько интересно, что… Короче, во время этой беседы мне позвонила сестра и сообщила, что умерла мама. Первая мысль была: «Мама! Вот нашла время!». Конечно, я сразу уехал, но до сих пор жалею, что не дослушал. А есть знакомые другого рода: по всему свету ездят, во все играют, имеют тысячи друзей в соцсетях (у меня, к счастью, ни одного нет), со всеми звездами общаются, даже голливудскими… Через пять минут общения мне хочется зевнуть и спросить: «Ты никуда не торопишься? А то я занят». Освободиться, лечь на диван и просто смотреть в потолок. Лучше день смотреть в потолок, чем слушать «интересного разностороннего человека». Разница вот в чем: о чем бы не говорил упомянутый мной пчеловод, он говорил о любви, а «интересный» человек говорил о том, что «прикольно». Первое захватывает, второе скучно. А вообще речь не об этом. В контексте моей теории речь о том, что, в силу универсальности природы, у человека, в отличие от животных, у которых выбора нет, есть возможность выбора. Но, как всякая возможность, она является обязанностью. Выбор – это вообще самое трудное, что есть в жизни. Но кто не способен к этому, не способен ни к чему.

    «И только когда становится поздно, понимают: когда Бог хочет наказать,
    он дает слишком много».

    «Какой ужас, зачем я жил такой разносторонней жизнью и наслаждался ей,
    надо было последовательно добиваться чего-то в жизни!» — так, что ли?
    Как сказал бы Станиславский, не верю!

    Человек, который хочет поспеть всюду, всюду опаздывает и в итоге не попадает ни на один праздник. Вот о чем речь. Тем более, если на одни только праздники и стремится. Кто много наслаждается, потом много страдает. В жизни часто надо делать и то, что не слишком интересно, просто выполнять долг по принципу: «назвался груздем – полезай в кузов». Вот, например, я… Раз пообещал, то надо. Но больше не обещаю вам ничего.

    P. S. Русский лучше в пример не приводить в спорах о грамматике. Это,
    конечно, замечательный язык с развитой грамматикой, но все-таки
    категория рода у неодушевленных существительных — это абсурд.
    Бессмысленная грамматическая категория, дико усложняющая язык, но не
    несущая никакой информационной нагрузки. Так что не противоречьте себе,
    говоря о разумном самоограничении. Английские времена, по крайней мере,
    передают информацию. И кстати, насчет осмысленности спряжения глаголов у
    меня тоже есть большие сомнения. И вообще, рекомендую почитать вот этот
    текст про логичность русского языка, очень забавно:
    http://entre-2-mondes.livejournal.com/77158.html
    P. P. S. Еще один минус китайского языка. У них ведь довольно бедный
    набор фонем, что признавали и вы в своей книге. Да, у них фонология
    весьма смыслоразличительно богата, но в узком диапазоне. Помните, вы,
    восхваляя разумное ограничение, писали про нотный стан? Так вот,
    фонология европейских языков (не только их, но их — в среднем в большей
    степени) — это как нотный стан, семь нот с довольно большими
    промежутками. А китайская фонология — это как если бы взяли, скажем,
    промежуток от соль до си и экспериментировали с высотами в этом
    диапазоне. Я думаю, прогрессивность евпопейской фонологии тут очевидна.

    О русском языке… Род у неодушевленных – это след древней высокоразвитой языческой культуры, когда неодушевленных предметов вообще не было. Кстати, никем не доказано, что они существуют.
    О китайском языке… Мне самому странно, что я выступаю его защитником. Сам-то я им отнюдь не очарован, в отличие от многих знакомых, например, Кирилла Коткова, автора книг о Китае и учебников китайского и кантонского языков, Марины Евгеньевны Кравцовой, автора книг «Поэзия Древнего Китая» и «Искусство Древнего Китая». Вот кто мог бы выступать апологетом, они красоту этого языка чувствуют так, что не поверить им нельзя. На фоне общения с ними ваши нападки на китайский язык выглядят очень неубедительно, мягко говоря. Но – назвался груздем, полезай… Короче, китайский можно обвинить в чем угодно, только не в бедности звуков. Кроме всех тех звуков, что используем мы, они еще и фальцет используют, высокие звуки на грани возможностей восприятия. Я не писал о бедном наборе фонем, я писал о большом разбросе по акустической дуге в обход палатальной области. Но при разбросе от горловых фальцетов до лабиально-дентальных фонем полностью обойти палату невозможно. Палатальные звуки тоже есть, хотя звучат не столь открыто, как в русском.

    Спасибо! Прощайте, Давид! Всего вам доброго!

  4. Давид Сингалевич говорит:

    > Литжурналы едва достигают трехтысячного тиража, который почти весь выкупается государством в библиотеки и авторами, реального читателя нет.
    А зачем вообще нужны литжурналы, что за странная идея? О_о Есть же нормальные книги.

    > Но в упрощении есть смысл и прогресс. Упрощение электроники позволяет ей развиваться.
    Вот только не надо мешать такую чисто практическую вещь как технический прогресс — с культурой. Это разные вещи.

    > Вообще, должен сказать, что большинство ваших вопросов порождены отсутствием диалектического мышления. Хочется однозначных ответов на сложные вопросы, а это невозможно.
    Забавно, я могу вам примерно то же самое сказать. Только применительно к другим конкретным вопросам. Впрочем, не только.

    > Наверно, вы единственный в мире человек, который мыслит звуками. Голова не трещит?
    Не звуками — смыслами, конечно же. Но в контексте мышления на каком-либо языке — скорее звуками, чем буквами.

    > Между прочим, абсурд – это вершина мышления, с которой делается возможным спуск (а не подьем!) к новым смыслам. Когда Тертуллиан сказал «Верую, ибо абсурдно», он открыл возможность толкования, породившую новый смысл…
    Простите, но это демагогия. При чем здесь абсурд как таковой? И, тем более, вера? Мы о языках говорим, а не о религиях. А язык должен быть красивым и удобным, а не абсурдным.

    > Японцы, которых вы хвалите, столько веков признают величие китайской культуры, письменности и языка, а вы именно это ругаете.
    Я их не хвалю, я просто считаю японскую культуру меньшим из зол по сравнению с китайской.

    > Не ваш собственный «стих», такого слова в русском языке нет, а ваши стихи или ваше стихотворение.
    Во-первых, есть, но только в разговорной речи. Во-вторых, мне оно тоже не нравится, но другого я подобрать не смог. «Стихи» — это все-таки слишком множественное число. Его, конечно, применяют по отношению к отдельным произведениям, но как-то оно плохо подходит, когда речь идет об одном коротком стихотворении — поскольку остальные два я не переводил. А «стихотворение»… мне почему-то всегда казалось, что это слово звучит немножко по-детски. Не знаю, почему. Это все субъективно.

    > Не удивительно, что ваши стихи стали лучше. Все зависит от того, какого уровня ваша русская поэзия. От иного уровня все, что угодно, будет лучше.
    Сожалею, что по некоторым причинам личного характера процитировать не могу. Мне кажется, вам бы понравилось… А вообще, я, конечно, погорячился насчет «стал намного лучше». На самом деле остался таким же.

    > Вы отдаете отчет себе о самом себе? Рассуждать, кто был прав, а кто не прав в борьбе народов – это право победителя в борьбе народов, коим вы не являетесь.
    Я отдаю себе отчет о том, что могу иметь личное мнение по вопросу любого масштаба, как и всякий свободный человек.

    > Если б ваши подопечные могли бы, они никого не выпустили бы из своих демократических и гуманных когтей, и Россию прибрали бы, да мочи нет, слава Богу.
    Во-первых, почему подопечные-то? О_о Эк вы меня высоко ставите. Во-вторых, я говорю о странах неевропейских культур. А русская культура — европейская, несмотря на существенные различия в менталитете.

    > Вообще (надеюсь, со временем это и вы поймете) самое страшное, что сейчас угрожает человечеству — это однополярность мира. На мой взгляд, чем больше в мире независимых центров силы, тем лучше для человека, особенно независимо мыслящего человека.
    Тут согласен. Но хотелось бы, чтобы эти центры силы существовали на базе европейских культур (в том числе — русской).

    > Вообще интересно не то, что вы написали, а кто вам внушает этот расхожий расизм, настолько расхожий, что это уже пошлость.
    Во-первых, откуда вы взяли про расизм?! Я ни слова не сказал о национальнастях и цвете кожи! Главное — культурная принадлежность, остальное фигня. Азиат, интересующийся европейской культурой и предпочитающий ее своей родной культуре, — более европеец, чем коренной житель Европы, который своей культурой не интересуется или вообще увлекается какиой-нибудь азиатщиной.
    Во-вторых, никто мне ничего не внушает. Моя культурная нетерпимость взращена на детском увлечении некоторыми неевропейскими культурами. Это прошло, но то, что когда-то нравилось, проще ненавидеть, чем относиться к этому равнодушно. К тому же, огромную роль сыграло мое увлечение европейскими культурами. Я вот на фоне этого перехода даже русскую культуру стал уважать — уже за то, что она европейская.

    > Боюсь, у вас плохой учитель истории. Или учебники уже переписаны.
    Да нет, просто я технарь и историю знаю довольно поверхностно.

    > Существует объективный подход, — акустика. Почему считается, что звуки красивее звучат в залах с высокими сводчатыми потолками, а не в проходах каких-то? Английский язык базируется на акустических возможностях не зала, а прихожей, образно говоря, а русский — сводчатого «зала».
    Строго говоря, объективности тут никакой быть не может, поскольку мы говорим об эстетике. Эстетика субъективна по определению. И все, что мы этому поводу пишем — тоже субъективно. Так что эта часть спора, строго говоря, вообще бессмысленна.

    > Любимые вами норманны-викинги, похоже, были другого мнения. «Эдда», приписываемая Стурлусону, на самом деле в своей самой внятной части («Речи Высокого») — это переложения из Хайяма, которого на Востоке называли «Высоким».
    Так это с языком напрямую не связано. Все равно жаль, конечно, но ладно, ничего страшного. Это всего лишь один человек со своим творчеством, а не целая культура…

    > Казахский более груб, т.к. сохранил много увулярных фонем, восходящих к общему индоевропейскому наследию. При этом он очень похож по звучанию на старонемецкий, старошведский (на котором говорили любимые вами викинги)
    Плевать. Все равно он не европейский, к черту его.

    > и идиш (на котором, возможно, говорили ваши предки и который образовался на базе древневерхненемецкого после изгнания евреев из Испании)
    Вообще-то еврейских предков у меня не больше, чем русских… Впрочем, не важно. Евреи — нормальные ребята. К Европе близки (даже христианство основали!) и арабам перманентно люлей раздают…

    > По правилам, оно конечно… Только «I» долгое тянули, возможно, в салонных разговорах 18в. Простой народ не тянул, а сейчас вообще никто не тянет.
    «Bring» и «beer» читаются как [ˈbrɪŋ] и [ˈbɪr], а не [ˈbrɪːŋ] и [ˈbɪːr]. Нет там долгого звука. Кстати, вы часто тянете [ɪ] в словах «тЯжелый», «Этап» и «чЕтыре»?

    > Вы не один любитель английского, предпочитающий его по моде родному (как дворяне 19в. предпочитали французский и говорили в нос)
    При чем здесь мода? Это просто личный вкус. Кстати, французский мне тоже нравится (особенно, конечно, бретонский диалект…), да и русский тоже. Я, вообще-то, обычно не жалуюсь не некоторые спорные решения в русской грамматике, поскольку русский язык все равно довольно красив. Просто вы первый начали на английский наезжать (видимо, вы, в отличие от меня, таких вещей языкам не прощаете), а лучшая защита — это нападение.

    > Это вы уже о другом. С логикой, видимо, проблемы. Объясняю азы: «идиот-умный» это деление по другому основанию, чем «смелый-трус» и путать их нельзя.
    Я имел в виду, что нападение на мирные поселения ничего не говорит об их смелости-трусости, а только об относительной практичности. Смелость на таких простых задачах не проверяется. А вообще, народы не бывают смелыми и трусливыми. Это свойство отдельной личности или микросоциума, но не целого народа.

    > Оснований восхищаться именно норманнами вижу не больше, чем восхищаться чукчами…
    А я ими не за смелость восхищаюсь. Смелость можно найти в истории почти любого народа. Я восхищаюсь исключительно эстетикой их культуры. Абсолютно субъективно, уж простите за каламбур))

    > Любому?! У эсэсовцев форма была красивая. Выправка классная. Характеры нордические.
    Хорошо, не любому, это я погорячился. Но все-таки обычные зверства средневековых масштабов — это одно, а такое безумие как фашизм — совсем другое. И да, вы же не считаете германскую культуру плохой, только потому что в какой-то период власть в Германии принадлежала фашистам? Культура и политика — разные вещи.

    > Сказать-то скажут, но правильная фраза – это то, что я написал.
    Это не две формы одного и того же, это вообще разные фразы. По-русски тоже можно спросить: «из какой вы страны?».

    > И то, и то означает. В качестве предложения (например, когда вы говорите «Я» в ответ на вопрос «Кто это?») нельзя сказать «Ай», надо говорить «Итс ми».
    В разговорной речи «me» допустимо.

    > Эта глупая фраза означает буквально «Оно есть меня».
    Неа. Она означает «Это есть я». «It» — не только «оно», но и «это». А «я» в виде дополнения будет «me», а не «I» — это остаток падежной системы. Мне вот почему-то склонение глупым не кажется…

    > Правильно! Вызубрили, а о смысле думать не надо, ибо мозг звуками мыслит, а не смыслами.
    Смысл соотносится со звуком. В речи никто не задумывается о правильной грамматике — она идет в виде готовых форм. И это касается любого языка. Вновь отсылаю к примеру никем не замечаемой нелогичности в русском языке: http://entre-2-mondes.livejournal.com/77158.html Я сам удивился, когда впервые прочел — именно потому что язык на практике состоит из готовых форм, и никто не задумывается об их структуре.

    > Нет, не «ладно». С лингвистической классификацией дело далеко не ладно.
    Я говорил о классификации наук. Возможно, то, что лингвистику относят к точным наукам — действительно неверно.

    > Да, например, математика после теории множеств – это описательная наука. И физика после соотношения неопределенностей – тоже.
    Вы неправильно понимаете термин «точная наука». Деление наук на точные и описательные — это деление не по оси природы науки, а по оси методов. Разница примерно такая: «точные науки — используются принципы верификации и фальсифицируемости научных исследований (подтверди фактами, что это так, или найди опровергающие факты); описательные — используется принцип интерпретации, то есть у каждого своё видение, и при некоторых условиях канает ссылка на авторитет».

    > Абсолютная истина открывается внезапно. Это прозрение, инсайт, сатори. «В настоящем познании нет слов, если вы достигли сатори, вы достигли всего» (дзэн). Это бывает именно в жизни.
    Во-первых, спор между абсолютистами и релятивистами неразрешим по определению. Нельзя точно сказать существует ли абсолютная истина или нет, это практически вопрос веры. На мой взгляд, например, «прозрение», «инсайт», «сатори» — это когда открывается истина относительная, верная для данного конкретного человека, а не всегда и для всех.

    > Но это же иллюстрируют история медицины, естествознания, физики, химии, выросшей из алхимии, когда из тертых лягушек выращивали «философский камень», способный превратить свинец в золото. Или вы считаете это «сменой одного подхода другим»?
    Перевираете. Я сказал: «с определенного момента».

    > по-моему, о том, что все науки изучают один объект — Универсум, это вообще моя фраза из книги
    Ну да, я ее затем и использовал, чтобы у вас было поменьше поводов спорить.

    > опять таки ювенильное недомыслие в определении философии как «абстрактной описательной науки». Здесь все три слова – ложь и, хуже того, глупость.
    По порядку:
    Абстрактная наука — наука, изучающая системы, для которых необходима только внутренняя согласованность. Тут все верно как для философии, так и для математики. Ни философские, ни математические концепции не обязаны соотноситься с реальностью и проверяться экспериментом, они описывают некие идеальные модели, которые могут в какой-то степени соответствовать реальному миру, а могут и не иметь в нему никакого отношения.
    Описательне науки — те, в которых используется принцип интерпретации, то есть у каждого свое видение. Тоже все сходится. Философских теорий — полно, и никто не может точно сказать, какие из них истинны, а какие ложны. Чаще всего это принципиально невозможно.
    И да, философия, как и математика, является наукой. Эти две науки — высшие из наук, матери всех наук. Но тоже науки.

    > Я приведу слова Гегеля: «В моем учении нет ничего, чего нет у восточных мудрецов, просто они проникли в темную глубь, а я хочу проникнуть в ясную глубь».
    Все равно пример неадекватный. Слишком это все субъективно и неточно, чтобы сравнивать.

    > Люди разные. Это-то и интересно. Интересно жить на планете Земля в силу гетерогенности ее культур.
    Отдельно взятые европейские культуры — тоже весьма и весьма разнообразны.

    > Не дай Бог, чтобы победила одна какая-то культура.
    Да, это было бы печально.

    > И природа упорядочена по представлениям директора Лондонского зоопарка.
    А вот эта странная мысль никоим образом не следует из идеи, что лучше бы были только европейские культуры. Вообще никак.

    > Они решили проблему очень интересно, необычно: просодиями.
    Интересное решение, ага. Только вот мы говорили о письменной речи, а не об устной. Проблем чрезмерной неоднозначности китайских иероглифов звуки никак не решают.

    > Вот что я скажу: всегда надо хорошо подумать, имеет ли какое-то значение ваше мнение по данному конкретному вопросу, прежде чем говорить «я считаю…».
    Мое мнение ничуть не хуже любого другого.

    > Придираться к словам – это дурной тон. Поэтому не надо это делать. Это всегда говорит о том, что человека волнует не истина, а самоутверждение.
    Меня, в данном случае, волнует не самоутверждение, а точность. Разумеется, важнее всего суть. Но и форме надо уделять внимание: в искусстве — для эстетики, в науке — чтобы придраться было не к чему. Впрочем, если вас устраивает уязвимость вашей книги к таким вот придиркам — ваше дело. На мой взгляд, проще было бы исправить мелкие неточности.

    > Идея матриархальной семьи порочна в своей основе.
    Не спорю. Патриархальная адекватнее по описанным вами ниже причинам. А еще адекватнее устройство семьи, основанное на равенстве, на разуме, на диалоге. А не на чьем-либо безусловном главенстве.
    Кстати, я не защищал матриархальный строй. Почему вы постоянно приписываете мне (пусть и косвенно) то, чего я не говорил, и спорите с собственными домыслами? Я говорил о равенстве вместо патриархата, вы начинаете критиковать матриархат. Зачем же из одной крайности в другую бросаться?

    > Когда женщины единолично решают вопросы деторождения, они в большинстве своем много детей не хотят.
    Прежде чем отвечать, оговорюсь: я не защищаю идею «шведской семьи», я спорю с конкретным процитированным утверждением! Так вот. Вы сами себе противоречите. Вы же писали, что мужчины любят женщин, а женщины любят детей. Мужчинам-то дети на кой черт сдались? Материнская любовь-то только у женщин бывает. Может, в современном мире многие женщины и не хотят детей, но они все равно чаще хотят детей, чем мужчины.

    > Отсюда плохой прогноз для Европы и для европейской культуры.
    Я все же надеюсь, что Европа переболеет и выкрутится.

    > В Германии есть небольшие города, куда лет сорок назад приехали несколько семей турков, а теперь турки составляют большинство. Причем, здоровое большинство. В семьях много детей, парни не пьют, не наркоманят, работают, девушки выходят замуж девственницами. Они рожают здоровых детей, в отличие от европейских (а ныне и русских девушек), которые лет с тринадцати начинают принимать гормональные противозачаточные препараты, а годам к тридцати «планируют» первого ребенка. И рожают больного в 95% случаев!
    Не стоит переносить такие случаи на всех. Их, к сожалению много, но точно не большинство. И тем более не 95%.

    > Откуда разница? У турков был строгий отец, который всех держал в руках.
    Вы правда думаете, что без строгого патриархата нормальные здоровые семьи невозможны? Жаль, что вы такого низкого мнения о человеческой (и особенно женской) сознательности.

    > Они не только здоровьем, они еще и силой духа берут, что характерно для патриархальных обществ. Патриархальное общество дает «заряд продолжения». Молодой человек живет с мыслью: я должен прожить так, чтобы не посрамить отца, деда, всех предков.
    Ограниченность не равна силе духа.

    > Да, естественный отбор народов не в пользу европейцев (см. выше). Только, в отличие от вас, я этому не радуюсь.
    Я имею в виду естественный отбор людей внутри Европы. А в вашей формулировке я этому тоже не радуюсь.

    > Это вы правильно – насчет здорового отторжения западных ценностей.
    Только некоторой части западных ценностей. Возвращаться в Средневековье тоже ни к чему.

    > Что есть в данном случае дискриминация?
    Это, например, такое отношение к женщине, которое принято во многих странах третьего мира. Да и в Европе до Нового времени вовсю практиковалось нечто похожее.

    > Не давать женщинам возможности быть слабыми, защищаемыми, а не сильными, защищающими, — вот что такое дискриминация в данном случае.
    Безусловно. Возможность быть слабыми и защищаемыми у женщин непременно должна быть. Но только возможность, а не обязанность.

    > Не случайно женщины массово начали уходить в ислам, где мужчины дают женщинам возможность быть слабыми.
    Отношение к женщине в исламе — это нечто бесчеловечное. Это именно то, что я имел в виду, говоря о дискриминации.

    > Ставить смолоду «не слишком амбициозные цели», — один из способов самоубийства. Второй: ставить слишком много целей.
    Я имел в виду, не ставить чересчур амбициозные цели — когда одна-единственная цель затмевает все и отнимает все время, ибо иначе не может быть достигнута. Это скучно. Слишком много целей ставить, конечно, тоже ни к чему. Тут, как и везде, нужен баланс.

    > И у меня есть такие знакомые. Скучные люди: поверхностные, вечно неудовлетворенные, вечно куда-то торопящиеся.
    Значит, они что-то делают неправильно. Возможно, распыляются слишком сильно. Всему есть предел.

    > Разница вот в чем: о чем бы не говорил упомянутый мной пчеловод, он говорил о любви, а «интересный» человек говорил о том, что «прикольно».
    Это частный случай. Все зависит от конкретных людей.

    > Кто много наслаждается, потом много страдает. В жизни часто надо делать и то, что не слишком интересно, просто выполнять долг по принципу: «назвался груздем – полезай в кузов».
    Просто надо найти интересную работу) Если работа — такое же удовольствие, как и хобби, то это беспроигрышная ситуация. Если тебе платят деньги за то, чем тебе интересно заниматься, много страдать за это не придется.

    > Род у неодушевленных – это след древней высокоразвитой языческой культуры, когда неодушевленных предметов вообще не было. Кстати, никем не доказано, что они существуют.
    Как не доказано и обратного. По принципу Бритвы Оккама по умолчанию души у предметов нет, пока не доказано обратное. И тем более пола (интересно, как это следует из наличия души?). И кстати, даже если предположить, что категория рода у существительных имеет под собой некоторое естественное основание, откуда мы знаем, что у предмета должен быть именно такой род? Почему табуретка — она, а стул — он? По Фрейду? А дерево (которое, между прочим, живое!) — вообще оно. Как мы вообще можем такие вещи знать?

  5. Сингалевич Давид говорит:

    Кстати, по поводу точных наук и смены одного подхода другим. Я тут наткнулся на замечательную формулировку в учебнике физики: «Всякая подлинно научная теория, несмотря на свою относительность и неполноту, содержит элементы абсолютного, т. е. полного знания, означает ступень в познании объективного мира. Например, механика, основанная на законах Ньютона, строго говоря, неверна. Но для некоторого круга явлений эта механика вполне удовлетворительна. Таким образом, развитие науки не перечеркнуло ньютоновскую механику, оно только установило пределы, в которых она справедлива. Ньютоновская механика вошла как составная часть в общее здание физической науки» — И. В. Савельев.

Комментарии запрещены.